Исследования по проблеме ПРО начались еще в 1948 году. В августе 1953 года семь маршалов Советского Союза обратились с запиской в Президиум ЦК КПСС о необходимости создания системы противоракетной обороны, и уже в сентябре в ЦК КПСС состоялось первое представительное совещание по проблематике ПРО. 28 октября вышло распоряжение СМ СССР «О возможности создания средств ПРО», а 2 декабря – «О разработке методов борьбы с ракетами дальнего действия». 3 февраля 1956 года вышло совместное постановление ЦК КПСС и СМ СССР «О противоракетной обороне». 1 апреля 1957 года было принято решение о строительстве испытательного полигона в пустыне Бетпак-Дала (Казахстан), у озера Балхаш, вблизи железнодорожной станции Сары-Шаган (больше известен как полигон Сары-Шаган). Уже в начале 60-х годов СССР провел ряд практических экспериментов по перехвату стратегических ракет опытными образцами противоракет.

Системы ПРО создавались на основе уже имевших достаточно высокий по тем временам технический и технологический уровень зенитных ракетных комплексов ПВО и явились как бы их дальнейшим развитием, но уже с характеристиками на порядок выше.

Первой советской противоракетой стала В-1000, разработанная в ОКБ-2 ГКАТ (Государственный комитет по авиационной технике – так называлось тогда Министерство авиационной промышленности) под руководством Григория Кисунько. Противоракетный комплекс (ПРК) под обозначением «А» разрабатывало СКБ-30. Он представлял собой наземный стационарный комплекс, куда входили следующие боевые и обеспечивающие системы – мощная радиолокационная станция (РЛС) дальнего обнаружения БР типа «Дунай-2», три радара точного наведения противоракет (каждый радар состоял из двух РЛС определения координат цели и радиолокатора координат самой противоракеты), РЛС вывода противоракет и совмещенная с ней станция передачи команд управления и подрыва боевой части, стартовые позиции с ПУ противоракет, главный командно-вычислительный пункт и помехозащищенные радиорелейные линии связи между всеми средствами системы. «Дунай-2» оснащалась цифровой вычислительной машиной мощностью 40 тыс. операций в секунду. Противоракета оснащалась обычной боевой частью (весом до 500 кг) или ядерной боеголовкой. Первый пуск был произведен в 1958 году.

В 1961 году были разработаны варианты противоракет В-1000 под индексами С2ТА с осколочной БЧ и инфракрасной (тепловой) головкой самонаведения, Р2ТА с ядерной боеголовкой и оптическим взрывателем (разработка ГОИ – Государственного оптического института) и Г2ТА с ядерной БЧ и радиолокационным взрывателем. 26 марта (по другим данным – 4 марта) 1961 года на удалении более 100 км и высоте 25 км противоракетой была уничтожена БРСД Р-5 с 500 кг тротила, запущенная с полигона Капустин Яр (в США аналогичный показатель был достигнут только через 23 года). 9 июня того же года была перехвачена более мощная БРСД Р-12, которая летела со скоростью 3 км/с, в результате которого была уничтожена ее боеголовка. Как сообщалось в докладе правительству: «… по команде ЭВМ был произведен подрыв осколочно-боевой части противоракеты, после чего, по данным кинофоторегистрации, головная часть баллистической ракеты начала разваливаться на куски». В том же году были проведены испытания В-1000 (Р2ТА) с ядерной БЧ (без делящегося материала), разработанной в Челябинске-70. Прямое поражение головных частей БР было зафиксировано и в ряде последующих натурных работ. Всего в испытательных целях по перехвату баллистических целей было запущено 11 противоракет. Впервые в мире противоракета достигла скорости более 1000 м/с (свыше трех скоростей звука), что по тем временам было достижением эпохальным. В качестве метода наведения было выбрано параллельное сближение противоракеты и цели в строго встречном курсе.

Успешные результаты испытаний системы «А» позволили к июню 1961 года завершить разработку эскизного проекта боевой системы ПРО А-35 (гл. конструктор И. Омельченко), предназначенной для защиты Москвы от американских МБР «Титан-2» и «Минитмен-2», разработка которой была задана постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 8 апреля 1958 года. В 1960 году вышло второе постановление о создании системы ПРО Москвы и ее опытного образца. Защита проекта состоялась осенью 1962 года. С этого года началось строительство объектов системы с использованием части разветвленной инфраструктуры системы ПВО Москвы С-25. В конкурсе на создание противоракеты приняли участие три КБ – Лавочкина, Сухого и Грушина. КБ Лавочкина представило эскизный образец с отработанными в бюро техническими решениями, Сухой представил образец ракеты в масштабе 1:35, где планировалось реализовать передовые технологии, в частности, размещение управляющих двигателей в центре ракеты для увеличения маневренных характеристик, КБ Грушина продемонстрировало проект противоракеты В-1100, который заведомо не подходил требованиям комиссии. Тем не менее, именно Грушин получил заказ на разработку противоракеты, что, видимо, было связано со значительным опытом в области ПРО.

Начинаются форсированные работы по созданию системы ПРО А-35 (разработка СКБ-30, ныне ОКБ «Вымпел») и противоракеты УР-96 (индекс А-350Ж). По данным зарубежных источников, трехступенчатая ПР А-350 (она имела много заимствований из проекта КБ Лавочкина) имела длину 19,8 м, диаметр 2,97 м, размах крыльев 6 м, стартовую массу 32,7 т, дальность поражения цели до 322 км, высота поражения – до ближнего космоса. Для противоракеты впервые в СССР создавался ракетный двигатель с поворотным соплом (управляемым вектором тяги), при котором отпадала необходимость в использовании рулевых двигателей. Было проведено несколько пусков (стендовых огневых испытаний), но в дальнейшем по требованию шефа ОКБ-52 В.Н. Челомея стендовый комплекс для испытаний двигателя был переоборудован для проведения проработки двигателя МБР УР-100. В результате успешных испытаний нового ЖРД ракета А-350 была перекомпонована под двигатель УР-100. В 1967 году был создан экспериментальный полигонный образец системы А-35 – «Алдан», на котором проводились испытания всех элементов комплекса. Он включал в себя сокращенный вариант главного командно-вычислительного центра, одну РЛС «Дунай-3», три стрельбовых комплекса и систему передачу данных (СПД). Поскольку А-35 была предназначена для поражения БР с разделяющейся моноблочной головной частью, то для поражения цели обычно выпускалось две противоракеты: одна – для поражения ГЧ, вторая – для поражения последней ступени, так как ПР не могла отличить их при подлете к цели.

 

Система ПРО Москвы развертывалась в двух кольцах радиусом 65 и 90 км. В боевую систему А-35 входят главный командно-вычислительный центр, расположенный в 70 км от Москвы (командный пункт был оснащен высокопроизводительным комплексом ЭВМ типа 5Э92Б), две секторные РЛС дальнего обнаружения «Дунай-3» («Дунай-3У» и восемь стрельбовых комплексов, в каждом по РЛС обнаружения цели и две РЛС наведения, две огневые позиции с ПУ противоракет), система передачи данных. Противоракета размещалась на наземной пуской установке с наведением по вертикали и оснащалась ядерной БЧ мощностью до 3 Мт разработки закрытого НИИ Челябинск-70. Дальность стрельбы достигала 350 км, высота поражения цели – 35 км. Первый пуск противоракеты состоялся в 1966 году, ввод в эксплуатацию всей системы – 1972 год, принятие на вооружение войсковой частью – в 1978 году.

Параллельно с программой разработки системы А-35 велись работы по созданию систем ПРО «Сатурн» и «Таран». Первая разрабатывалась как мобильная, ее радиолокационные и боевые системы должны были быть размещены на мощных многоосных автофургонах, вторая (разработка ОКБ-52, стационарное наземное базирование) предусматривала использование в качестве противоракеты легкой МБР типа УР-100 с ядерной боеголовкой мощностью 10 Мт. Работы по последнему проекту, были прекращены в 1964 году. Идея создания противоракеты на базе баллистической была отклонена как абсурдная, так как конструкция МБР (тонкостенная обшивка корпуса) не может выдержать огромные перегрузки, какие испытывает противоракета при выполнении перехвата цели.

Были проработаны и пути придания противоракетных возможностей совершенствуемым зенитным ракетным комплексам ПВО дальнего действия. В 1965-78 годах на базе ЗРК большой дальности С-200 «Ангара» (ЦКБ «Алмаз») разрабатывался универсальный передвижной (на автомобильном шасси) противосамолетно-противоракетный комплекс С-225 с ракетой 5Я26 (ОКБ «Новатор») и 5Я27 (МКБ «Факел») с ядерной боевой частью (в классификации НАТО С-225 получил обозначение АВМ-2). Проект не был реализован в связи с успешным началом разработки новой системы ПРО А-135. Уже в 1964 году Г. Кисунько приступил к проектированию новой системы ПРО «Аврора», в которой должны были найти применение как модернизированные ПР дальнего действия А-35, так и ближнего – С-225. Ставилась задача защитить Москву от ударов и китайских баллистических ракет. Но СПРО «Аврора» так и не была реализована.

26 мая 1972 года был подписан «Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки об ограничении систем противоракетной обороны» и вступил в силу 3 октября 1972 года. Договор бессрочный, но подлежит рассмотрению через каждые 5 лет. Предусматривает обязательство не развертывать системы ПРО на территории своей страны и не создавать основу для такой обороны, ограничение числа районов размещения системы ПРО для каждой стороны, [предписывает] количество пусковых установок в районе размещения и противоракет на стартовых позициях. Стороны обязались не создавать, не испытывать и не развертывать системы или компоненты ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования. 3 июля 1974 года дополнительным протоколом к Договору по ПРО разрешено оставить только один район размещения СПРО. Советский Союз выбрал для защиты Москву. Соединенные Штаты – базу МБР Гранд-Форкс в Северной Дакоте.

Таким образом, к началу нового тысячелетия США и Российская Федерация имели стратегическую ПРО, способную противостоять ракетно-ядерным ударам противника. Кроме того, комплексы по защите своей территории от баллистических ракет были созданы в Китае, Японии, Израиле, Тайване, Франции и Южной Корее.

Создание нестратегической противоракетной обороны

В январе 1992 года, то есть уже после распада СССР, Президент США Джордж Буш призвал Конгресс поддержать разработку программы по защите страны от ограниченного ракетного удара. С этого момента начинается создание нестратегической противоракетной обороны (НПРО).

В 1994 года США приступили к созданию противоракетной обороны театра военных действий (ПРО ТВД). В мае 1995 года президентами России и США было определено, что ПРО ТВД не должны угрожать ядерным стратегическим силам другой стороны и ПРО ТВД нельзя использовать для создания НПРО.

В 1996 году американцы решили переориентировать свои системы ПРО ТВД на системы НПРО. Решено было создавать основные элементы НПРО по программе «3+3». Эта программа подразумевала, что в течение трех лет создаются основные элементы системы. А затем, в течение последующих трех лет, эти элементы, в случае необходимости, развертываются в полноценную НПРО.

2.1. Противоракетная оборона Североатлантического союза

Работа в области противоракетной обороны ведется в НАТО с начала 90-х годов в ответ на распространение оружия массового уничтожения и средств его доставки, включая ракеты. Первоначально упор делался на защите развернутых группировок войск НАТО (противоракетная оборона театра военных действий), но в 2002 году работа была расширена и стали рассматриваться возможности защиты населенных пунктов и территории (территориальная противоракетная оборона).

2.2. Система активной эшелонированной противоракетной обороны от баллистических ракет на театре военных действий

Данная система предназначена для защиты развернутой группировки НАТО от баллистических ракет малой и средней дальности с радиусом действий до 3000 км. Создание столь сложного потенциала сопряжено с определенным риском, и поэтому система АЭПРОТВД создается в несколько этапов.

В мае 2001 года НАТО параллельно начинает работу над двумя военно-экономическими обоснованиями будущей системы ПРО ТВД НАТО. В июне 2004 года на встрече в верхах в Стамбуле руководители Североатлантического отдают распоряжение об оперативном продвижении работы по ПРО ТВД. В марте 2005 года руководство Североатлантического союза под эгидой Конференции национальных директоров по вооружениям (КНДВ) создает Организацию по управлению программой активной эшелонированной противоракетной обороны НАТО, которой было поручено курировать программу. Также в ней участвовали другие ключевые органы НАТО – Агентство НАТО по консультациям, командованию и управлению (НЦ3А) и Агентство по управлению системой воздушного командования и управления НАТО (НАКМА).

На начальном этапе работа была сосредоточена в основном на проектировании и интеграции системы, а также создании комплексного испытательного стенда, расположенного в НЦ3А в Гааге, Нидерланды. Комплексный испытательный стенд принципиально важен для проверки опытно-конструкторских работ.

В сентябре 2006 года Североатлантический союз заключает первый крупный контракт на разработку испытательного стенда системы. В феврале 2008 года, на девять месяцев раньше запланированного срока, открывается испытательный стенд. В 2008 году осуществлена проверка системной разработки компонента управления системы ПРО ТВД в ходе испытаний с национальными системами и объектами на комплексном испытательном стенде; заложена основа для закупок технических средств.

В марте 2010 года был создан первый оперативный потенциал, получивший название первого этапа промежуточной системы. Благодаря этому у военных появился инструмент для планирования, позволяющий строить наиболее эффективные схемы обороны для конкретных сценариев или реальных развертываний контингентов.

В июне 2010 года министры обороны стран НАТО пришли к соглашению о том, что на встрече в верхах в Лиссабоне члены организации должны принять решение о создании потенциала противоракетной обороны НАТО для защиты населения и территории европейских стран организации от растущей угрозы в связи с распространением баллистических ракет; программа расширенной ПРО ТВД могла бы стать стержневым элементом командования, управления и связи подобной системы. Европейский поэтапный адаптивный подход США станет ценным национальным вкладом в этот потенциал.

В июне 2010 года НАТО подписывает контракты на второй этап промежуточной системы ПРО ТВД, включающий боевые комплексы ПРО ТВД для ведения боя в режиме реального времени.

В июле 2010 года Промежуточная система второго этапа проходит важнейшие испытания во время учений ВВС Нидерландов по совместному проекту «Оптик уиндмил – 2010».

В конце 2010 года была создана более солидная модификация этой системы – второй этап промежуточной системы, – обеспечивающий общую картину обстановки. В декабре 2010 года все компоненты промежуточной системы второго этапа, включая датчики и огневые комплексы ПРО из стран НАТО, были подсоединены и успешно прошли испытания в комплексе, прежде чем они были переданы командующим НАТО. Промежуточная система второго этапа была затем поставлена в качестве оперативного потенциала в Многонациональный центр управления действиями авиации (МЦУДА) в Удеме в Германии.

К 2018 году будет создана в завершенной конфигурации система нижнего и верхнего эшелона.

Таким образом, эта система в своей окончательной конфигурации будет представлять собой многоуровневую совокупность систем перехвата на малых и больших высотах (также именуемых оборонительными средствами нижнего и верхнего эшелона), включающую средства организации боевого управления, командования, управления, связи и разведки (BMC3I), приборы дальнего радиолокационного обнаружения, радиолокационные средства и различные перехватчики. Страны-члены НАТО предоставят датчики и системы (комплексы) оружия, тогда как НАТО разработает сегмент BMC3I и обеспечит интеграцию всех этих компонентов в слаженную и эффективную архитектуру.

2.3. Противоракетная оборона для защиты территории НАТО

После саммита НАТО в Праге в ноябре 2002 года началась разработка военно-экономического обоснования противоракетной обороны с целью проведения анализа вариантов защиты войск (сил), населения и территории Североатлантического союза от всего спектра угроз ракетного нападения. Эта разработка велась многонациональной трансатлантической группой экспертов, которая в апреле 2006 года по завершении обоснования пришла к выводу о том, что система ПРО является технически осуществимой в рамках обоснования и в пределах его допущений. Результаты работы были одобрены Конференцией руководителей национальных директоров по вооружениям (КНДВ) НАТО на встрече в верхах в Риге в ноябре 2006 года и стали технической базой для продолжающегося обсуждения политических и военных вопросов, связанных с желательностью наличия системы ПРО НАТО.

В 2007 году был обновлен подготовленный НАТО в 2004 году анализ ракетной угрозы. В данной связи на встрече в верхах в 2008 году в Бухаресте Североатлантический союз рассмотрел технические вопросы, а также политические и военные последствия предлагаемых компонентов системы ПРО США в Европе. Руководители стран НАТО признали, что планируемое развертывание в Европе средств ПРО США поможет обеспечить защиту многих стран НАТО и пришли к соглашению о том, что данная система должна быть неотъемлемой частью любой будущей архитектуры ПРО всей Организации Североатлантического договора.

В декабре 2008 года в рамках подготовки обсуждений на предстоящей встрече в верхах разработанные варианты расширения архитектуры ПРО на всю территорию стран НАТО и населенных пунктов, не охваченных системой США, представлены Конференции национальных директоров по вооружениям.

Союзники по НАТО также призвали Россию воспользоваться предложениями США о сотрудничестве в области ПРО. Участники встречи также заявили о своей готовности изучить возможности подключения друг к другу в соответствующий момент систем ПРО США, НАТО и России.

На встрече в верхах в Страсбурге/Келе в апреле 2009 страны Североатлантического союза признали, что будущий вклад США в виде важных элементов архитектуры может способствовать работе НАТО и решили, что необходимо расставить приоритеты в преодолении ракетной угрозы, в том числе рассмотреть степень неминуемости угрозы и приемлемого риска. Они также поручили Североатлантическому совету представить рекомендации по альтернативным вариантам архитектуры на основе уже изученных элементов для рассмотрения на очередной встрече в верхах, а также наметить и выполнить работу по политическим, военным и техническим аспектам, связанным с возможным расширением программы АЭПРОТВД и включением в нее территориальной ПРО помимо защиты развернутых группировок НАТО.

В сентябре 2009 года США объявили о своих планах по Европейскому поэтапному адаптивному подходу.

В начале 2010 года НАТО вышла на первый этап начального потенциала, который позволит защищать войска (силы) Североатлантического союза от ракетных угроз.

На встрече в верхах НАТО в Лиссабоне в ноябре 2010 года лидеры стран НАТО приняли решение о создании потенциала противоракетной обороны в целях выполнения основной задачи организации – коллективной обороны. В этой связи они решили расширить масштаб сил и средств управления и связи в рамках существующей программы активной эшелонированной противоракетной обороны театра военных действий (АЭПРОТВД), с тем чтобы защищать не только войска (силы), но и население, а также территорию европейских стран НАТО. В данном контексте Европейский поэтапный адаптивный подход США (ЕПАП) и прочие возможные национальные средства приветствуются в качестве ценных вкладов государств в архитектуру противоракетной обороны НАТО.

В марте 2011 года министры обороны рассмотрели прогресс в выработке договоренностей по консультациям и управлению, включающих функции и обязанности соответствующих органов НАТО в мирное время, а также в период кризисов и конфликтов.

В июне 2011 года министры обороны утвердили план действий по ПРО НАТО, в котором представлен всеобъемлющий обзор важнейших действий и решений Североатлантического совета, которые необходимы для реализации системы противоракетной обороны НАТО в течение следующего десятилетия.

Таким образом, в НАТО создается система нестратегической ПРО, предназначенная как для защиты от ракетных ударов развернутых группировок НАТО (противоракетная оборона театра военных действий), так и защиты населенных пунктов и территории (территориальная противоракетная оборона).

Средства противоракетной обороны

К средствам противоракетной обороны относятся средства обнаружения и поражения баллистических целей, а так же средства автоматизированного управления силами противоракетной обороны.

Проблемным вопросом остается создание противоракетных комплексов нестратегической ПРО. Поэтому в третьей части основное внимание будет уделено именно средствам поражения баллистических целей.

На ближайшую перспективу решением данной проблемы является применение для поражения оперативно-тактических и тактических ракет зенитных ракетных комплексов, обладающих возможностями поражения баллистических целей.

3.1. Отечественные зенитные ракетные комплексы, применяемые для поражения баллистических целей

Идея придания ЗРК возможности бороться с баллистическими ракетами принадлежит СССР, и для решения этих задач предназначалась созданная в 70-х годах зенитная ракетная система (ЗРС) С-300. Конструкторские работы над новой зенитной ракетной системой С-300 начались в 1969 году по постановлению Совета министров СССР. Было предусмотрено создание для ПВО сухопутных войск, ПВО кораблей ВМФ и Войск ПВО страны трёх систем: С-300В («Войсковая»), С-300Ф («Флотская») и С-300П («ПВО страны»).

Зенитная ракетная система С-300 средней дальности предназначена для обороны крупных промышленных и административных объектов, военных баз и пунктов управления от ударов средств воздушно-космического нападения противника, способна поражать баллистические и аэродинамические цели. ЗРС С-300 стала первой многоканальной зенитной ракетной системой, способной сопровождать каждым комплексом (ЗРК) до 6 целей и наводить по ним до 12 ракет.

Главный разработчик – НПО «Алмаз» им. А. А. Расплетина (ныне входящее в Концерн ПВО «Алмаз-Антей»). Зенитные управляемые ракеты для системы С-300 были разработаны МКБ «Факел». Серийный выпуск системы (С-300ПТ) был начат в 1975 году. В 1978 году были завершены испытания системы, в 1979 году первый полк С-300ПТ встал на боевое дежурство.

В 1995 году на полигоне Капустин Яр при проведении испытаний системы С-300 впервые в мире удалось добиться уничтожения оперативно-тактической ракеты типа Р-17 в воздухе: в точке перехвата подрыв боевого снаряжения зенитных ракет С-300 вызвал инициирование боевой части БР Р-17.

Зенитная ракетная система С-300ПТ (по классификации НАТО SA-10A Grumble; литер Т в названии обозначает «транспортируемый»), испытания которой были завершены в 1978 году, предназначалась для войск ПВО объектов и войсковых группировок. Система включала в себя командный пункт (в составе радиолокатора обнаружения 5Н64 и пункта боевого управления 5К56) и до 6 зенитных ракетных комплексов 5Ж15 [4]. В системе использовались ракеты 5В55К (В-500К, без бортового радиопеленгатора) с дальностью поражения аэродинамических целей до 47 км (стартовая тяга ДУ 25 тс, время работы ДУ – 9 с). В дальнейшем разработаны ракеты 5В55Р (В-500Р, с бортовым радиопеленгатором) с дальностью поражения целей до 75 км [6]. Применение ракет 5В55Р позволяло поражать баллистические цели.

Комплекс 5Ж15 состоял из радиолокатора обнаружения воздушных целей на малых и предельно малых высотах (НВО) 5Н66 (по классификации НАТО TIN SHIELD), системы управления с радиолокатором подсвета наведения 5Н63 (по классификации НАТО FLAP LID) и пусковых установок 5П85-1. Пусковые установки располагались на полуприцепе. В состав комплекса мог быть включен низковысотный обнаружитель (НВО) 5Н66, но комплекс мог функционировать и без данной РЛС. В ракетах изначально планировалось использовать систему наведения по команде с РЛС подсвета и наведения с использованием информации с пассивного радара ракеты, но из-за проблем с наведением на цели, летящих на высотах менее 500 м, разработчиками было принято решение, что возможность обстреливания низковысотных целей важнее, и изначально было реализовано только наведение по команде с наземной РЛС. Позднее была разработана ракета с собственной системой наведения, что позволило поражать цели на минимальной высоте 25 м.

На основе улучшений в системе С-300ПТ созданы несколько модификации для ПВО страны и на экспорт. ЗРС С-300ПТ-1 и С-300ПТ-1А (по классификации НАТО SA-10b/c) являются развитием ЗРС С-300ПТ. Кроме того на вооружение принята ракета 5В55КД с возможностью холодного запуска. Время готовности сокращено до 30 минут, оптимизация траектории ракеты 5В55КД позволила достигнуть дальности 75 км.

Зенитная ракетная система С-300ПС (по классификации НАТО SA-10d; литер С в названии обозначает «самоходный») принята на вооружение в 1982 году [6]. Создание этой системы было обусловлено анализом опыта боевого применения ЗРК во Вьетнаме и на Ближнем Востоке, где боеспособность подразделений в значительной степени зависела от их мобильности. Новая система имела рекордно короткое время развёртывания – 5 минут, что позволило в кратчайшее время осуществлять смену стартовых позиций и уменьшить вероятность поражения авиацией противника при обнаружении во время первого пуска. ЗРС С-300ПС включает в себя командный пункт 5Н83С и до 6 зенитных ракетных комплексов 5Ж15С.

В состав командного пункта входит радиолокатор обнаружения 5Н64С на шасси МАЗ-7410 и полуприцепа «9988» и пункт боевого управления 5К56С на шасси МАЗ-543. В состав комплекса 5Ж15С входит радиолокатор подсвета и наведения (РПН) 5Н63С и до 4 пусковых комплексов (в состав каждого пускового комплекса входит основная пусковая установка 5П85С, к которой подключаются две дополнительные 5П85Д). На каждой ПУ размещены 4 ракеты. Боекомплект комплекса составляет 48 ракет. Боевые средства комплекса также размещены на шасси МАЗ-543. Для увеличения возможностей системы по обнаружению и уничтожению маловысотных целей в состав комплексов включен низковысотный обнаружитель (НВО) 5Н66М. Антенный пост НВО устанавливается на вышку 40В6М(Д), которая является унифицированной и может использоваться также для размещения антенного поста РПН для уменьшения углов закрытия на конкретной позиции. На шасси боевых средств устанавливаются средства автономного энергоснабжения – газотурбинные агрегаты питания ГАП-65. К средствам обеспечения ЗРС С-300ПС относятся средства внешнего электропитания (дизельные электростанции 5И57, распределительно-преобразовательные устройства 63Т6, перевозимые трансформаторные подстанции 83(2)Х6, кабельные комплекты), средства увеличения дальности речевой и телекодовой связи – антенно-мачтовые устройства АМУ ФЛ-95М на шасси ЗИЛ-131, топопривязчики 1Т12 на шасси ГАЗ-66, лаборатория ракетных комплексов 12Ю6 (средство обеспечения ремонта цифровых вычислительных комплексов 5Э265(6), комплекты индивидуального и группового ЗИП на шасси полуприцепов типа ОдАЗ. Транспортируемость несамоходных элементов обеспечивается бортовыми и седельными тягачами КрАЗ-260. Обозначение унифицированной транспортной машины-полуприцепа 5Т58. Экспортный вариант системы С-300ПС, отличающийся незначительными изменениями в составе оборудования, получил обозначение С-300ПМУ.

Зенитная ракетная система С-300ПМ (по классификации НАТО SA-20a Gargoyle; литер М в названии обозначает «модернизированный», экспортный вариант С-300ПМУ1) является дальнейшим развитием ЗРС С-300ПС [8]. Основным усовершенствованием в С-300ПМ является новая ракета 48Н6, которая взяла большое число улучшений от ракет корабельного варианта С-300ФМ, но с боеголовкой массой 143 кг. Ракета имеет усовершенствованную аппаратную часть и способна поражать воздушные цели, летящие со скоростью до 6450 км/ч, дальность поражения аэродинамических целей – 150 км. Таким образом, зенитная ракетная система С-300ПМ классифицируется как ЗРС большой дальности. Также были модернизированы РЛС, в систему были включены РЛС обнаружения 64Н6 (по классификации НАТО BIG BIRD) и радиолокатор подсвета и наведения 30Н6Е1. Разработка системы С-300ПМ начата в 1985 году, в 1993 году ЗРС С-300ПМ принята на вооружение.

В 1999 году были впервые представлены сразу несколько типов ракет, в дополнение к ракетам 5В55Р (В-500Р), 48Н6 и 48Н6Е2 С-300ПМУ1 мог использовать две новые ракеты: 9М96Е1 и 9М96Е2. Обе значительно меньше по размеру, чем предыдущие ракеты, и весят 330 и 420 кг соответственно, при этом несут меньшие по массе (24 кг) боеголовки. 9М96Е1 имеет радиус поражения 1–40 км и 9М96Е2 1–120 км. Для маневрирования они используют не только аэродинамическое оперение, но и газодинамическую систему, что увеличивает вероятность поражения, несмотря на гораздо меньшую боеголовку. Вероятность поражения баллистической цели ракетами 9М96Е1 и 9М96Е2 равна 0,9.

С-300ПМУ1 использует систему управления 83М6Е, но имеет совместимость с предыдущей системой управления «Байкал-1Е» и «Сенеж-М1Е». 83М6Е включает РЛС обзора 64Н6Е. РПН использует 30Н6Е1 и дополнительно может использоваться низковысотный обнаружитель 76Н6 и всевысотный обнаружитель 96Л6Е. 83M6E может контролировать до 12 пусковых установок, как самодвижущиеся 5П85СЕ, так и прицепные 5П85ТЕ. В ЗРК включаются машины обеспечения, такие как вышка 40В6М, предназначенная для поднятия антенного поста.

Зенитная ракетная система С-300ПМУ2 «Фаворит» (по классификации НАТО SA-20b Gargoyle) была представлена в 1997 году как модификация С-300ПМУ1 с увеличенной дальностью поражения до 195 км. Для нее была разработана новая ракета 48Н6Е2. Эта система может бороться не только с баллистическими ракетами малой дальности, но и тактическими баллистическими ракетами средней дальности. Система использует систему управления 83М6Е2, состоящую из командного пункта 54К6Е2 и радиолокатора обнаружения 64Н6Е2 с двусторонней ФАР.

 

Зенитные ракетные системы С-300П и ее модификации, кроме России состоят на вооружении ПВО Айзербайджана, Алжира, Армении, Белоруссии, Болгарии, Венесуэлы, Вьетнама, Ирана, Казахстана, КНР, Кипра (Греции), КНДР, Республики Корея, Сирии, Словакии, Украины, Хорватии.

Производство модификаций ЗРС С-300П по лицензии осуществляется в КНР и Республике Корея.

Зенитная ракетная система С-400 «Триумф» (по классификации НАТО SA-21 Growler) большой и средней дальности нового поколения предназначена для поражения всех современных и перспективных средств воздушно-космического нападения – самолётов-разведчиков, самолётов стратегической и тактической авиации (в том числе изготовленные по технологии «стелс»), крылатых ракет, тактических, оперативно-тактических баллистических ракет, баллистических ракет средней дальности, гиперзвуковых целей, постановщиков помех, самолётов радиолокационного дозора и наведения и прочих. Каждая ЗРС обеспечивает одновременный обстрел до 36 целей с наведением на них до 72 ракет.

Головной разработчик – НПО «Алмаз» им. академика А. А. Расплетина. Генеральный конструктор – Александр Леманский. 28 апреля 2007 года постановлением Правительства РФ ЗРС «Триумф» была принята на вооружение.

ЗРС С-400 может поражать аэродинамические цели на дальности до 400 км и тактические баллистические цели, летящие со скоростью до 4,8 км/с на дальности до 60 км. При этом обнаружение цели возможно на дальности до 600 км. Ракеты могут поражать низколетящие цели на высоте от 5 м.

Возможно применение нескольких типов ракет, обладающих различной стартовой массой и дальностью пуска, что позволяет создавать противовоздушную и противоракетную оборону, эшелонированную по дальности и высоте.

 

3.2. Зенитные ракетные комплексы войсковой ПВО, применяемые для поражения баллистических целей

Для поражения баллистических целей и создания противоракетной обороны театра военных действий могут эффективно применяться зенитные ракетные комплексы войсковой противовоздушной обороны.

Зенитная ракетная система С-300В (по классификации НАТО SA-12 Gladiator/Giant) средней дальности разработана для зенитных ракетных частей Сухопутных войск Советской Армии. Состоит на вооружении фронтовых (окружных) зенитных ракетных бригад, организационно представляет собой отдельный зенитный ракетный дивизион.

Зенитная ракетная система С-300В включает: пункт боевого управления 9С457, одну РЛС кругового обзора 9С15МТ(В), одну РЛС секторного обзора 9С19М2 (в модификации С-300В2 для увеличения возможностей по обнаружению баллистических целей вместо РЛС кругового обзора 9С15М используются синхронизируемые по волоконно-оптическому кабелю две РЛС 9С19М2), три многоканальные станции наведения ракет МСНР 9С32, 6 самоходных пусковых установок 9А82 (для ЗУР 9М82), 6 самоходных пусковых установок 9А83 (для ЗУР 9М83), 3 самоходных пуско-заряжающих установки 9А84 (для манёвра ракетами 9М82) и 3 самоходных пуско-заряжающих установки 9А85 (для манёвра ракетами 9М83). К дополнительным средствам в составе системы относятся машины технического обслуживания 9В878, 9В879, 1Р15, тренажерный комплекс 9Ф88.

К групповым средствам С-300В (в составе зенитной ракетной бригады) относятся средства транспортирования ракет 9Т82, комплекты такелажного оборудования, машины технического обслуживания и ремонта 1Р14, 1Р16, 9В898, групповой комплект ЗИП 9Т447.

Зенитная ракетная система С-300В обеспечивает обнаружение на дальности до 300 км и одновременный обстрел до 12 (по количеству пусковых установок) воздушных целей (самолёты, вертолёты, крылатые и баллистические ракеты) на дальности до 100 км ракетами 9М82 и до 75 км ракетами 9М83.

Важным отличием С-300В от С-300П является наличие двух типов зенитных управляемых ракет, из которых один тип 9М83 используется для поражения аэродинамических целей на дальности до 75 км, а второй 9М82 может поражать баллистические цели класса «земля–земля» – оперативно-тактические ракеты типа «Р-11» (Scud по кодификации НАТО), «Ланс», «Першинг-1А», а также летательные аппараты всех типов со скоростями до 3000 м/с на дальности до 100 км. Все элементы системы смонтированы на гусеничных шасси семейства «Объект 830».

Модернизированный вариант ЗРС С-300ВМ «Антей-2500» обладает вдвое большей дальностью обнаружения противника (2500 км) РЛС 9С15М (минимальная площадь цели – 0,02 м²), дальностью поражения (200 км), при этом затрачивает вдвое меньше времени на переход в боевое положение (7 минут). Таким образом, зенитная ракетная система С-300ВМ классифицируется как ЗРС большой дальности.

Усовершенствованные ракеты 9М82М и 9М83М с увеличенной скоростью полета (до 2400 м/сек и 1700 м/сек, соответственно) обладают большими возможностями для поражения баллистических целей.

ЗРС C-300BМД является дальнейшей модернизацией ЗРС С-300В и С-300ВМ. Она относится к приоритетным образцам вооружения ПВО и обеспечивает поражение баллистических ракет и аэродинамических целей на дальностях более 300 километров. ЗРС С-300ВМД имеет повышенные боевые возможности, достигнутые за счет введения новых комплектующих изделий, внедрения современной элементной базы и вычислительных средств, что позволило улучшить технические и эксплуатационные характеристики ЗРС, в том числе условия работы боевых расчётов.

Для противоракетной обороны могут так же применяться зенитные ракетные комплексы войсковой ПВО средней дальности типа «Бук-М1» и его модификации, которые способны поражать баллистические ракеты и другие виды управляемых боеприпасов.

Зенитный ракетный комплекс 9К37 «Бук» (по классификации НАТО SA-11 Gadfly) и его модификации 9К37М и 9К37М1 «Бук-М1» – самоходный зенитно-ракетный комплекс, предназначенный для борьбы с маневрирующими аэродинамическими целями на малых и средних высотах (от 30 м до 14-18 км) в условиях интенсивного радиоэлектронного противодействия.

 

Разработка комплекса «Бук» была начата по Постановлению ЦК КПСС и СМ СССР от 13 января 1972 г. и предусматривала использование кооперации разработчиков и изготовителей, по основному составу соответствующей ранее задействованной в создании ЗРК «Куб». Одновременно была определена разработка ЗРК М-22 «Ураган» для Военно-Морского флота с использованием единой с комплексом «Бук» ЗУР.

Войсковой ЗРК «Бук» предназначался для борьбы в условиях радиопротиводействия с аэродинамическими целями, летящими со скоростями до 830 м/с, на средних и малых высотах, маневрирующими с перегрузками до 10-12 единиц, на дальностях до 30 км, а в перспективе и с баллистическими ракетами «Ланс».

Разработчиком ЗРК «Бук» в целом был определен Научно-исследовательский институт приборостроения (генеральный директор В.К. Гришин). Главным конструктором комплекса 9К37 в целом был назначен А.А. Растов, командного пункта (КП) 9С470 – Г.Н. Валаев (затем – В.И.Сокиран), самоходных огневых установок (СОУ) 9А38 – В.В.Матяшев, полуактивной доплеровской головки самонаведения 9Э50 для ЗУР – И.Г.Акопян.

Пуско-заряжающие установки (ПЗУ) 9А39 создавались в Машиностроительном конструкторском бюро (МКБ) «Старт» под руководством А.И. Яскина. Унифицированные гусеничные шасси для боевых машин комплекса создавались в ОКБ-40 Мытищинского машиностроительного завода коллективом, возглавляемым Н.А.Астровым. Разработку ракет 9М38 поручили Свердловскому машиностроительному конструкторскому бюро «Новатор» во главе с Л.В. Люльевым. Станция обнаружения и целеуказания (СОЦ) 9С18 («Купол») разрабатывалась в Научно-исследовательском институте измерительных приборов под руководством главного конструктора А.П.Ветошко (затем – Ю.П.Щекотова).

В состав ЗРК «Бук» входят следующие боевые средства: ЗУР 9М38; командный пункт 9С470; станция обнаружения и целеуказания 9С18 «Купол»; самоходная огневая установка 9А310; пуско-заряжающая установка 9А39.

Сразу после принятия ЗРК 9К37 по постановлению ЦК КПСС и Совета министров СССР в 1979 году были начаты работы по дальнейшей модернизации комплекса. Испытания модернизированного комплекса были проведены в 1982 году. По их результатам ЗРК «Бук-М1» был принят на вооружение. Анализ результатов испытаний показал, что по сравнению с базовым вариантом зона поражения была значительно увеличена, вероятность поражения крылатых ракет ALCM не менее 40 %, вертолёты «ХьюКобра» сбиваются с вероятностью от 60 до 70 %, зависшие вертолёты на дальностях от 3,5 до 10 км могут быть поражены с вероятностью от 30 до 40 %. Введена возможность распознавания трёх классов целей: самолёта, вертолёта, баллистической ракеты. Внедрены технические и организационные мероприятия для эффективного противодействия противорадиолокационным ракетам. Все средства ЗРК «Бук-М1» имеют полную взаимозаменяемость с элементами комплекса базовой модификации. В 1983 году комплекс был принят на вооружение. За рубеж поставлялся под наименованием «Ганг».

В декабре 1992 года распоряжением Президента Российской Федерации были начаты работы над комплексом 9К37М1-2 «Бук-М1-2». Основной задачей модернизации было внедрение ЗУР 9М317 в уже существующие средства ЗРК 9К37М1 «Бук-М1». Доработка комплекса проводилась в период с 1993 по 1996 годы. Зенитная управляемая ракета 9М317 разрабатывалась единой для ПВО сухопутных войск и ПВО кораблей ВМФ (ЗРК «Еж»). Она поражает тактические баллистические ракеты, самолеты стратегической и тактической авиации, в том числе маневрирующие с перегрузкой до 12 ед., крылатые ракеты, вертолеты огневой поддержки (в том числе зависающие на малых высотах), дистанционно-пилотируемые летательные аппараты, противокорабельные ракеты в условиях интенсивного радиопротиводействия, а также радиоконтрастные надводные и наземные цели. Ракета 9М317 по сравнению с 9М38М1 имеет расширенную зону поражения до 45 км по дальности и до 25 км – по высоте и параметру, а также большую номенклатуру поражаемых целей, в ней предусматривается использование инерциально-корректируемой системы управления с полуактивной радиолокационной ГСН 9Б-1103М с наведением по методу пропорциональной навигации. Технические решения, заложенные в ней, позволили по результатам распознавания адаптировать систему управления и боевое снаряжение ракеты к типу цели (баллистическая цель, аэродинамическая цель, вертолет, малоразмерная цель, надводная (наземная) цель) и повысить вероятность поражения. За счет технических решений, реализованных в бортовой аппаратуре ракеты и средствах комплекса, обеспечиваются стрельба по радиоконтрастным надводным и наземным целям и их поражение за счет прямого попадания. Ракета может поражать цели, летящие на сверхмалых высотах. Дальность захвата цели с ЭПР = 5 кв.м – 40 км. Высокая эффективность, универсальность и возможность использования ЗУР 9М317 подтверждена в ходе войсковых учений и стрельб.

В 1998 году ЗРК 9К37М1-2 «Бук-М1-2» был принят на вооружение Российской Федерации.

С началом малой модернизации комплекса 9К37 развернулись работы над созданием глубоко модифицированного варианта «Бук-М2», способного вести огонь по 24 целям. По сравнению с предыдущими модификациями зона поражения самолётов типа F-15 была увеличена до 50 км, вероятность поражения крылатых ракет ALCM на дальностях до 26 км – от 70 до 80 %, вертолёты могли быть поражены с вероятностью от 70 до 80 %. Максимальная скорость обстреливаемых целей 1100 м/с навстречу и 300–400 м/с вдогон. Комплекс может быть развёрнут за 5 минут, темп стрельбы составляет 4 секунды, а время реакции – 10 с. В 1988 году комплекс был принят на вооружение ПВО СВ. Из-за развала Советского Союза и тяжёлой экономической ситуации России серийное производство комплекса развёрнуто не было. Спустя 15 лет, документация на комплекс была доработана под современную элементную базу серийного производства. С 2008 года комплекс поступил в ВВС РФ.

В 1990-е годы был разработан и прошёл совместные испытания вариант комплекса «Бук-М2Э» («Урал»), предназначенный для войск ПВО страны. Все средства комплекса размещены на колёсных тягачах повышенной проходимости типа КрАЗ и полуприцепах ЧМЗАП.

Активно ведётся работа по созданию новых комплексов войсковой ПВО. ЗРК «Бук-М3» будет иметь 36 целевых каналов, будет способен поражать воздушные цели, летящие со скоростью до 3 км/с на дальностях от 2,5 до 70 км и высотах от 15 м до 35 км. Комплекс будет комплектоваться ракетой 9М317М с активной радиолокационной ГСН. ЗУР будет иметь более высокую скорость и выдерживать большие боковые перегрузки, что позволяет атаковать высокоманевренные цели в условиях сильного радиоэлектронного противодействия, поражать все существующие аэродинамические цели, наземные и надводные цели, оперативно-тактические ракеты. Системы ЗРК «Бук-М3» создаются на новой элементной базе.

Принятие на вооружение зенитных ракетных комплексов войсковой противовоздушной обороны типа С-300В4 и «Бук-М3», позволит создать эффективную противоракетную оборону группировок войск.

3.3. Зарубежные зенитные ракетные комплексы, применяемые для поражения баллистических целей

Еще в 1991 году США столкнулись с примененим по Израилю Ираком ракет «Scud» (около 200 единиц советских ОТР Р-17, с максимальной дальностью пуска до 300 км), а также созданных на их базе ОТР «Эль Хусейн» (с дальностью 550 км) и «Эль Аббас» (900 км).

К своему разочарованию американцы обнаружили, что у них нет эффективных средств борьбы с ОТР и ТР.

Стоит отметить, что согласно сообщениям из Израиля и Саудовской Аравии при нанесении Ираком ракетных ударов в 1991 г. некоторое количество этих ракет разрушилось на высоте около 20 тыс. м, вероятно, из-за технологических ошибок в их конструкции. Так как корпус и хвостовая часть ракет были изготовлены из жести, а технология производства или хранения ракет нарушалась, то при запуске такой ракеты на активном участке траектории корпус мог деформироваться и ракета разрушалась.

Всего, по израильским данным, в зоны действия ЗРК «Patriot» попали не более 47 ОТР «Scud», по которым было выпущено в общей сложности 158 противоракет. Согласно данным Министерства Обороны Израиля, несмотря на то, что модификация этого комплекса ПВО PAC-1 (Patriot Advanced Capability) была предназначена для задач борьбы с баллистическими ракетами, удалось перехватить не более 20 % запущенных иракцами ракет. При этом был допущен перерасход противоракет (в том числе случай с расходом 28 единиц на цель).

Неудачи в противодействии советским ракетам Р-17, хоть и иракской принадлежности, вынудили американцев развернуть программы по модернизации ЗРК «Patriot». В разработанном в середине 90-х годов ЗРК «Patriot» РАС-3 дальность поражения была увеличена до 130 км, при минимальной поверхности отражения цели 0,1 кв. м.

В дальнейшем в рамках программы MEADS (Medium Extended Air Defense System), велись работы по усовершенствованию ЗРК «Patriot» РАС-3 для улучшения его характеристик по уменьшению времени реакции и увеличению дальности действия.

ЗРК «Patriot» в блоке НАТО был закуплен Грецией, Голландией и Германией, Испанией, Польшей. Из других стран, не входящих в Северо-Атлантический альянс, ЗРК «Patriot» имели в начале нового тысячелетия на вооружении Египет, Израиль, Кувейт, Иордания, ОАЭ, Саудовская Аравия, Тайвань, Южная Корея и Япония.

В Израиле для задач ПРО по борьбе против неуправляемых ракет, запускаемых различными палестинскими группировками, привлекается и ЗРК «Spyder-SR» (Surface-to-air PYthon 5 and DERby) с дальностью действия по воздушной цели до 15 км при высоте ее полета до 20 км.

ЗРК «Spyder» применялся ПВО Грузии в ходе войны в Южной Осетии в августе 2008 года, а так же закуплен Индией,Сингапуром и Перу.

 

В Израиле развит и ЗРК «Spyder-MR» с поражением воздушных целей до 35 км по дальности и до 20 км по высоте.

В Китае так же ведется разработка ЗРК, которые могут вести противоракетную борьбу.

Первыми китайскими ЗРК средней дальности были советские стационарные комплексы С-75 «Волга», производимые в Китае под обозначение НQ-1 («Hongqi»). Модернизированный вариант этого ЗРК получил обозначение НQ-2. На базе «Hongqi-2» разработан и его корабельный вариант, как и самоходная модификация НQ-2В, и к концу 80-х годов Народно-освободительная армия Китая (НОАК) имела до ста дивизионов ЗРК этого типа различных модификаций.

В дальнейшем на базе американской авиационной УР «Sparrow» (получена китайцами в ходе агрессии США против Вьетнама) в 1986 г. был создан ЗРК средней дальности НQ-61, тогда как на основе китайской ракеты класса «воздух-воздух» PL-9 китайскими конструкторами был создан ЗРК малой дальности LY-60.

В Китае организовано и лицензионное производство французского ЗРК «Crotale» (НQ-7), на базе которого в начале этого века был создан самоходный ЗРК «Yitian» (шасси БТР Wz-551). ЗРК «Yitian» оснащен РЛС с дальностью обнаружения воздушных целей до 10 км и дальностью ведения огня ЗУР TY-90 от 300 до 6000 м.

Что касается собственно ЗРК, которые могли бы вести противоракетную борьбу, то в 1994 г. в Китае был создан ЗРК средней дальности «Kai Shan-1» (дальность стрельбы до 42 км), а на его базе в последствии ЗРК большой дальности HQ-9 (экспортное обозначение FТ-2000) с двухступенчатой ракетой.

В 1993 г. в Китай из Израиля попала техническая документация командного пункта и ракеты американского ЗРК «Patriot». Когда в 2002 г. это стало известно американцам, разразился большой скандал, который США и Израиль быстро уладили.

Согласно западным данным, с 1993 по 2008 год Китаем были закуплены ЗРК С-300ПМУ, С-300ПМУ1 и С-300ПМУ2, а так же лицензия на производство С-300ПМУ1. Последний в НОАК обозначается как HQ-10, а его «модернизированный» китайцами вариант – HQ-15 с максимальной дальностью, увеличенной со 150 км до 200 км.

По различным западным оценкам на вооружении НОАК состоит: 32 С-300ПМУ, 64 С-300ПМУ1, 64 С-300ПМУ2.

Кроме того в Китае по непотвержденным данным производился С-300В под названием Hongqi HQ-18.

Пока еще неизвестны возможности по ведению ПРО разработанного в Индии ЗРК средней дальности «Akash», первые испытания которого проведены в 2004 года. Производство комплекса было начато в 2009 году.

Данный ЗРК с радиусом действия в 30 километров, согласно заявлениям индийских официальных лиц из компании DRDO, мог поражать баллистические ракеты.

В настоящее время существуют программы создания гиперзвукового оружия: в Германии (программы HFK-1 и HFK-2, скорость до М7), Франции, Индии и Японии (программа HOPE), Великобритании (HyShot, скорость М8) и совместно с Австралией (SHYFE, скорость М6), Китае, Тайване и, вероятно, в других странах.

Франция и Италия в 2007 г. приняли на вооружение совместно разработанный новый ЗРК большой дальности SAMP-T, вооруженный ЗУР «Aster-30» для наземных комплексов и «Aster-15» для корабельной ПВО. Дальность поражения воздушных целей этим ЗРК до 120 км, и он способен поражать высокоскоростные малоразмерные цели, подобные баллистическим ракетам и «невидимым» самолетам гиперзвуковыми ракетами.

Таким образом, современные ЗРК средней и большой дальности по своим боевым возможностями стирают границу между ПВО и ПРО. В тоже время следует учитывать, что реальные возможности ЗРК по поражению баллистических целей на практике еще не определены.

Эффективность применения ЗРК против баллистических ракет, продемонстрированная в полигонных условиях, не является гарантией того, что они проявят такую же эффективность и в реальных боевых действиях.

Вместе с тем применение в системах ПРО гиперзвуковых ракет позволяют подобным системам, даже если они позиционируются как комплексы ПРО, а не ПВО, эффективно поражать и аэродинамические цели.

3.4. Зарубежные комплексы противоракетной обороны

Когда возможности ЗРК «Patriot» РАС-3 по поражению баллистических целей были исчерпаны, это вынудило Пентагон выдвинуть требование по созданию новых более совершенных систем ПРО. Так как поставленная задача была связана прежде всего с возможностью применения ЗРК для борьбы с баллистическими ракетами, помехой для выполнения этой задачи стал советско-американский договор об ограничении ПРО (см. часть I), но американские политики обошли его, начав несколько проектов в рамках общей программы «Ballistic Missile Defence» по созданию эффективной ПРО (см. часть II).

В 1992 г. по заказу Пентагона была начала разработка комплекса THAAD (Theater High Altitude Area Defense) на базе ЗРК Patriot. Ракета этого комплекса обладает кинетической БЧ, схожей с БЧ боеприпаса LEAP системы ПРО «Aegis».

Первые испытания комплекса THAAD были проведены в апреле 1995 г., а в августе 1999 г. в ходе экспериментальных стрельб этим комплексом была уничтожена межконтинентальная баллистическая ракета-мишень «Hera».

 

В 2006-м году комплекс был принят на вооружение и был установлен на автомобильной базе М-1075 с использованием СУО и радара из программы Ground-Based Midcourse Defense, но в данном случае дальность действия радара была ограниченна 1000 километров, а СУО обеспечивала действие одновременно по десяти целям.

Комплекс способен поражать воздушные цели на дальности до 200 км и высоте до 150 км. На конечном отрезке траектории включается жидкостный реактивный двигатель, переводящий ракету из горизонтального полета в вертикальный. Корректировка осуществляется четырьмя малогабаритными реактивными двигателями (вес каждого до 1 кг).

Принцип действия THAAD

Для этого комплекса ПРО создана РЛС «Ratheon» с максимальной дальностью обнаружения целей до 1000 км.

В Тайване для задач ПРО в 1993 г. на базе американской ЗУР MIM-104 «Patriot» создан ЗРК «Tien Kung-1» с дальностью до 120 км и разрабатывался ЗРК большой дальностью «Tien Kung-2» (дальность до 80 км, а по последним данным до 200 км), гиперзвуковые ракеты которого имеют возможность поражать баллистические цели.

В Индии для решения задач ПРО применяются противоракеты, созданные на базе баллистических «Prithvi-2», с возможностью уничтожения малоразмерных воздушных целей.

Согласно западным СМИ 11 января 2010 года Китай успешно испытал систему противоракетной обороны наземного базирования, основанную на баллистической ракете HQ-19, разработанной в 2003 году в рамках проекта «863», начатого в середине 90-х годов, и оснащенной 35 килограмовой БЧ по типу американской БЧ «Exoatmospheric interceptor». Ракета, запущенная в из района Джи Куан (Jiuquan) провинции Гансу, поразила цель на высотах от 80 до 150 километров в районе города Урумчи.

Израиль, являясь основным партнером США в области ПРО, в 2000 г. принял на вооружение систему ПРО «Arrow», созданную совместно американской компанией Lokheet-Martin.

Данный комплекс позволяет поражать воздушные цели на дальности до 300 км, при высоте полета цели до 50 км. Гиперзвуковая ракета «Arrow-2» (скорость около 4М) с комбинированной ГСН (инфракрасной и радиолокационной) может перехватывать воздушные цели в условиях облачности и на малых высотах. Неконтактный взрыватель обеспечивает подрыв боевой части с радиусом сплошного поражения до 50 м.

К 2006 году в Израиле были развернуты три батареи этих ЗРК (в том числе в районе центра ядерных исследований в Димоне и в районе города Хадера). Эти батареи могут уничтожать неуправляемые ракеты запускаемых палестинцами, а также ливанским движением Хезболах.

В 2004 году модернизированный комплекс ASIP (Advanced System Improvement Program) прошел испытания на полигоне Пойнт-Мугу (Point Mugu) в Калифорнии.

К данному комплексу проявляли интерес Великобритания, Индия, Турция и Япония, но закупила только Индия, и то лишь наземную РЛС «Green Pine», а продажа самих ракет была тогда приостановлена Израилем под давлением США.

3.5. Перспективные комплексы противоракетной обороны

В начале 90-х годов в США государственное агентство MDA (Missile Defense Agency) развернуло программу National Missile Defense по созданию ПРО, которая с 2002 г. переименована в программу Ground-Based Midcourse Defense.

В рамках этой программы (три фазы – Capability 1, 2 и 3) была начата разработка ракеты, развивающей скорость до 8500 м/сек, с БЧ GBI (Ground Based Interceptor) с ракетным суббоеприпасом EKV (Exoatmospheric Kill Vehicle) массой 64 кг, длиной 1400 мм и диаметром 600 мм.

 

При поражении цели скорость суббоеприпаса достигает до 10-15000 м/сек, обеспечивая поражение цели кинетической энергией, тогда как радиус действия ракеты составляет 5000 километров при минимальной дальности 1000 км.

В рамках этой же программы была разработана система управления огнем BMC³ (Battle Management Command, Control and Communications) с РЛС обнаружения целей и наведения ракет в рабочем диапазоне «X»-XBR (X Band radar), а также РЛС раннего предупреждения UEWR (Upgraded Early Warning Radars), спутниковая система ИК обнаружения мест запуска ракет SBIRS (Space Based Infrared System) и мобильная РЛС морского базирования FBXB (Forward Based X-Band Radars).

Основу этой системы ПРО составляют ПУ межконтинентальных баллистических ракет «Minuteman II» и «Minuteman III» с боевой частью GBI. Позиция комплекса ПРО содержит 20 шахт для ракет-перехватчиков GBI, командный центр и техническую позицию и размещена на площади до 600 акров (243 га).

Ground-based Midcourse Defense

Несмотря на череду неудачных испытаний, 14 октября 2002 года ракета-перехватчик GBI, запущенная с ракетной базы ПРО «Ronald Reagan», поразила над Тихим океаном учебную цель, выпустившую три ловушки.

1 сентября 2006 года ракета-перехватчик, запущенная с позиции системы ПРО на авиабазе Ванденберг, успешно поразила запущенную из Аляски цель, что дало основание командующему Missle Defense Agency генерал-лейтенанту Трею Оберингу заявить об успешном окончании испытаний системы Ground-Based Midcourse Defense.

Согласно указу от 16 декабря 2002 г., подписанному Дж. Бушем-мл., развертывание данной системы ПРО началось в 2004 г.

К 2006 г. было введено в строй 20 ракет-перехватчиков на позициях шахтного типа, размещенных на авиабазе Форт-Грейли (Fort Greely) на Аляске и Ванденберг (Vandenberg) в Калифорнии. РЛС этой системы ПРО-GBR(Ground Based Radar) размещены на территории США (Аляска, Массачусетс и Калифорния), а также в Гренландии (авиабаза Туле) и Великобритании (авиабаза Филингдэйлс в Йоркшире).

В 2007 г. было принято решение об установке еще одного радара в Чехии и позиций ПРО с десятью шахтами для ракет-перехватчиков GBI в Польше.

С 2009 г. (конец третьей фазы) в США было начато размещение на огневых позициях противоракет.

Программа Aegis Ballistic Missile Defense (Aegis BMD), составляющая основу ПРО США развивается с начала 90-х годов по заказу ВМС США в рамках проекта NTWMD (Navy Theater Wide Missile Defence).

Основой для создания морского комплекса ПРО являлся корабельный ЗРК «Standаrd-2» (или SM-2) с дальностью действий до 160 км.

Ракета этого ЗРК RIM-67 SM-2ER обладала возможностью поражения и малоразмерных воздушных целей.

В рамках программы создания комплекса ПРО в 1998 г. была создана двухступенчатая ракета RIM-156 SM-2 «Extended Range» Block-4 с осколочно-фугасной БЧ и дальностью перехвата воздушных целей до 200 миль (370 км).

Но когда на вооружение ВМС США в 2004 г. была принята ракета RIM-161 «Standard Missile-3» (SM-3) Block-1 с дальностью перехвата воздушных целей до 480 км и скоростью 9600 метров в секунду [28] разработка ракеты SM-2 Block IV была прекращена.

Ракета SM-3 имеет двухступенчатый реактивный двигатель и суббоеприпас LEAP с кинетической БЧ.

В 2003 г. было принято решение о вооружении данной системой трех крейсеров УРО типа «Ticonderoga» («Lake Erie» (CG-70), «Shiloh» (CG-67) и «Port Royal» (CG-73)).

В ходе ходовых испытаний крейсера УРО «Lake Erie» 17 ноября 2005 г. система Aegis BMD успешно поразила воздушную цель, и после этого было принято решение об установке этой системы, в том числе в ее модификациях Block-1А и Block-1Б, на 15 эсминцах УРО типа «Arleigh Burke». Установка была завершена в 2009 году.

В 2004 г. Конгресс США одобрил продажу ракет SM-3 Block 1A и пусковых контейнеров Mk 21 Mod2 Японии для вооружения девяти японских эсминцев УРО типа «Kongou».

В декабре 2003 года MDA заключила контракт с компаниями Raytheon и Northrop Grumman на разработку мобильной модификации вышеупомянутой системы, использующей ракетные перехватчики «KEI» (Kinetic Energy Missile Interceptor) на базе ракеты RIM-161A «Standard-3» с радиусом действия до 1500 км, которая должна устанавливаться как на колесную базу (пункт управления и наведения и ПУ на базе машины HMMWV), так и на подводные лодки типа «Ohio».

3.6. Развитие лазерного оружия противоракетной обороны

Противоракетная оборона требует создания средств поражения с большей скоростью и временем реакции, чем скорость ракет для борьбы с которыми предназначены системы ПРО. В этих условиях перспективной является развитие лазерного оружия. Лазер – LASER (Light Amplification by Stimulated Emission of Radiation) обладает большим преимуществом перед боеприпасами, снаряженными ВВ, в силу природы своего практически мгновенного действия по цели, а также способностью воздействовать на электронные приборы.

Развитие лазерного оружия ушло достаточно далеко и сегодня является важным фактором в военной индустрии. Лазерное оружие разрабатывается длительное время.

В США первый лазер на базе рубиновых кристаллов изготовил в 1960 году американский ученый Майман, используя исследования американских ученых Ч. Таунса, А. Шавлова и советских А.М. Прохорова и Ю.М. Попова. В 1964 году А.М.Прохоров и Ч.Таунс стали лауреатами Нобелевской премии.

Использование боевых лазеров в войнах конца XX века не практиковалось, хотя иногда лазерные приборы применялись для вывода из строя оптико-электронных приборов (война на Фолклендских островах).

Лазер способен выводить из строя не только оптико-электронные приборы, в том числе и ГСН ракет, но и воздействовать на зрение человека. Так лазерные дальномеры и целеуказатели, получившие широкое распространение в современных армиях, по сути являются лазерами малой мощи и представляют опасность для органов зрения.

В 80-х годах в США была созданна эксперементальная лазерная установка GCDL (Gas Carbon Dioxid Laser) на базе самолета-заправщика КС-135А, которой успешно была сбита мишень в виде ракеты класса «воздух-воздух» малой дальности AIM-9 «Sidewinder».

Для координации усилий различных компаний и управлений в данной области правительство США создало комитет DETA, первое заседание которого прошло в июне 2000 г. Задача этого комитета – обеспечивать государственное финансирование данных исследований. По заказу ВМС США был создан лазер типа FEL (Free Electron Laser) на основе свободных электронов, мощностью 25 kW., а так же планировалось создание установки на базе фибероптического лазера и химического лазера для корабельной ПВО и ПРО.

Так по заказу американского Командования космической и противоракетной обороны (SMDC) велась разработка химической лазерной установки «MIRACLE (Mid-Infrared Advanced Chemical Laser)», которая в 2000 году прошла пробные испытания (была поставлена задача – уничтожить ракетный неуправляемый заряд).

Этой установкой планировалось вооружить американские эсминцы УРО типа «Arleigh Burke» для борьбы с противокорабельными ракетами и различными малоразмерными воздушными целями.

Специалисты американской Livermore Laboratory создали в начале нового века лазерную установку сравнительно широких возможностей общей мощностью 100 kW с мощностью импульса до 500 kW с частотою 200 Гц и продолжительностью импульса 0,5 миллисекунд.

Самый большой проект в области создания лазерного оружия, ставший сегодня реальностью, был начат в 1996 году подписанием между Пентагоном и американскими компаниями Boeing, Lockeheed Martin и TRW контрактов на ведение разработок. В рамках этого соглашения компания TRW разработала химический лазер на основе кисионика – йода. Этот лазер был применен в авиационной системе ABL (Airborne laser), основанной на химическом лазере типа COIL (Chemical Oxygen Iodine Laser) установки YAL-1A, работавшей в диапазоне 1315 микронов.

Установка в составе шести модулей размещалась в носу пассажирского самолета Boeing 747-400 и с помощью приборов ИК наведения IRST (Infrared Search and Track Sensor), системы управления лазерным снопом – Beam Control System, системы управления огнем Battle Management System, лазерными дальномерами Active Ranging System CO 2, оптическими приборами Adoptive Optic и лазерными целеуказателями Solid – State illuminator laser действовала на дальности до 400 км.

 

После успешных испытаний данной модели в 2004 г. агентство MDA приняло решение установить такой же комплекс на семи самолетах обозначения Block 2008, первый из которых должен поступить на вооружение в 2008 году, однако в 2012 году совершенно неожиданно было обьявленно, что программа из-за недостатка финансирования остановлена, а испытательный самолет Boeing 747-400 с установкой YAL-1A законсервирован.

Такие же комплексы облегченного типа ATL (Airborne Tactical laser) предусматривалось устанавливать на конвертопланах «Bell V-22 Osprey», а комплексы такого же типа, но большей мощности SBL (Space based laser) были предусмотренны к монтажу на спутниках, однако о дальнейшем развитии этих планов данных нет.

Контракт Пентагона с компаниями Boeing, Lockeheed Martin и TRW в 1999 году предусматривал развитие лазерных установок-отражателей ARMS (Advanced Relay Mirror System), использующих излучение лазерных установок космического, воздушного, наземного и морского базирования с дальностью действия до 3000 км.

Изначально планировалось установить от 20 до 40 низкоорбитальных (высота до 1300 км) установок ARMS, однако на практике данные планы пока не осуществленны, как и нет данных о развитии этой программы.

Неизвестно и о судьбе другого масштабного проекта Пентагона по созданию по всему миру (Маршалловы острова – Кваджалейн, Алеутские острова – Кадияк, Гавайских острова и Калифорния и др.) несколько станций SPIS с антеннами диаметром до 1000 м и высотой до 20 м, которые могли бы вырабатывать импульсы для питания спутниковых систем ПРО с лазерными установками.

Тем не менее в 2000 году в Израиле было проведено испытание лазерной противоракетной системы THEL/ACTD (Tactical High Energy Laser/Advanced Concept Technology Demonstrator), разработанной американской компанией TRW (Northrop Grumman) для защиты Израиля от обстрелов реактивными снарядами с территории Палестины и Ливана [29]. Основу этой системы составляет лазерная установка «Nautilus» созданная на базе диутериум-флорида. В ходе испытаний в 2004-2006 гг. эта установка продемонстрировала возможность уничтожения неуправляемых реактивных снарядов и минометных мин, вызывая их подрыв посредством нагрева корпуса.

Созданная на базе системы THEL установка HELRAM (High Energy Laser for Rockets, Artillery and Mortars) имела радиус действия в один километр при запасе до 20 импульсов, а в 2005 году в США на полигоне в Нью-Мехико были успешно проводены эксперименты с опытной лазерной установкой HELLATTE (High Energy Laser Low Aspect Target Tracking Experiment), предназначенной для уничтожения малоразмерных целей типа снарядов и неуправляемых ракет.

 

Источник