Что российско-американские отношения в тупике, очевидно. Это прямо признал в своем Твиттере и Дмитрий Медведев. Что дальше?

Вариантов два. Первый — констатировать и ничего не менять. В том смысле, что отвечать тем, чем получится, раскручивая санкционную войну. И утверждать, что это безальтернативно. Еще бы: зуб за зуб!

Вариант бесперспективный. Во-первых, потому что «зубов» у российской экономики просто значительно меньше. Да и до американских «зубов» гораздо труднее дотянуться. Новыми санкциями США нанесли, в частности, прицельный удар по российским экспортным трубопроводам. Он может оказаться весьма болезненным, потому что трубопроводы составляют сердцевину деятельности «Газпрома», а это одна из немногих ударных сил не только российской экономики, но и геополитики. Здесь прямой контригры у Москвы нет. Остается некоторый расчет на то, что, ограничивая «Газпром», американцы ограничивают и выбор европейских потребителей энергоресурсов, продвигая на европейский рынок более дорогой сжиженный газ из США, что может вызвать (и уже вызывает) протесты европейцев. Но число сторонников «Газпрома» в Европе не стоит переоценивать.

Во-вторых, переход санкций в хроническую форму — а получив статус закона, они устанавливаются надолго — означает риск еще большего отставания России от развитых стран. На пороге начинающейся «четвертой промышленной революции» это чревато невосполнимыми стратегическими потерями.

В-третьих, в сложившихся условиях Россия оказывается с весьма ограниченным ресурсом противостояния. Это может привести к еще большему предпочтению прямого использования в геополитике военного потенциала России. Риски такого сценария развития событий нельзя переоценить.

Каков же второй вариант? Он никак не означает «капитуляции» перед санкциями, но исходит из трезвой оценки расклада сил и нацелен на сохранение перспективы нормализации отношений с США и Западом в целом.

Во-первых, выбор ответа на новые санкции не должен означать «хлопанья дверью». Наоборот, параллельно с контрсанкциями дипломатам следует доказать свою профессиональную состоятельность и активизировать результативные поиски точек и зон совпадения интересов России и США, а в еще большей мере России и Европы. Эти зоны необходимо развивать. Чему уж, во всяком случае, вряд ли соответствует переход дипломатов на лексикон, продемонстрированный, например, зам.министра иностранных дел Сергеем Рябковым, который заявил: «Мы не исключаем для себя никаких шагов для того, чтобы, скажем так, привести в чувство зарвавшихся русофобов, которые сейчас задают тон на Капитолийском холме». Дипломаты не должны путать себя с генералами.

Во-вторых, главное внимание следует уделить развитию экономики. К Алексею Кудрину можно относиться по-разному, но с его фразой о том, что геополитическая мощь закладывается «не в окопах, а в экономике», спорить бессмысленно. Пора расставить приоритеты. А задача номер один — развитие цифровых технологий. Эта база пригодится во всех отраслях. Именно на этом и стоит сосредоточить государственную поддержку. Здесь уже немало сделано, но отдача пока явно мала.

Именно экономика должна показать устойчивость России к любым санкциям. Значит, государство должно мобилизовать и собственный инвестиционный потенциал для поддержки приоритетных направлений. Это может стать оборотной стороной приватизации избыточной госсобственности. Госфинансам нужно расширить перечень целей.

«Зуб за зуб» — из Ветхого завета. Давно доказано, что цели развития в самом широком смысле достигаются на другом пути. Из тупика надо выходить.

Санкции . Хроника событий

Источник