Президент РТ Рустам Минниханов и глава АСВ Юрий Исаев договорились об особых условиях для банковских «погорельцев» в банкротствах Татфондбанка и ИнтехБанка. АСВ не будет чинить им препятствий для вхождения в банкротные комитеты и даст возможность правительству РТ следить за формированием конкурсной массы. Как узнал «БИЗНЕС Online», вкладчики пока отнеслись к новости с недоверием — до этого они приложили массу усилий, чтобы сформировать пул долгов и прорваться в комитеты во что бы то ни стало.

Сегодня правительство Татарстана объявило о крупном прорыве в деле урегулирования проблем вокруг банкротств лопнувших банков республики. Президент РТ Рустам Минниханов встретился с главой агентства по страхованию вкладов (АСВ) Юрием Исаевым, чтобы договориться о взаимодействии. Они детально обсудили, как будет проходить стартовавший в апреле 2017 года ход банкротства обоих банков, на которое суд предварительно отпустил год.

В результате агентство согласилось пойти навстречу всем кредиторам банков, вплоть до самых мелких. Правительство РТ и АСВ сформируют специальную рабочую группу, которая будет следить за прозрачностью и открытостью ликвидационных процедур банков, включая организацию торгов, реализацию имущества, выбор электронной площадки, установление справедливой цены на имущество конкурсной массы. Рабочая группа будет общаться с людьми, претендующими на включение в реестр страховых выплат АСВ, взаимодействовать с кредиторами в ходе конкурсного производства, работать с имуществом конкурсной массы и оказывать всем участникам банкротного процесса всяческое информационное сопровождение.

 Стороны договорились о принципиально важной вещи: комитеты кредиторов Татфондбанка (ТФБ) и ИнтехБанка будут сформированы преимущественно из числа реально пострадавших клиентов банка — физлиц и представителей предпринимателей. «Данное решение позволит провести конкурсные процедуры под пристальным контролем со стороны заинтересованных лиц и общественности», — объясняет Минэкономики РТ.

Напомним, что сейчас АСВ, которое выполняет функции конкурсного управляющего для всех пяти лопнувших банков в регионе — Татфондбанка, ИнтехБанка, Анкор Банка, Татагропромбанка и «Тимер Банка», формирует реестры кредиторов. Реестр кредиторов и ТФБ, и ИнтехБанка формируют до 31 июля. Уже сейчас, как говорится на сайте единого реестра сведений о банкротствах, на выплаты от Татфондбанка претендуют более 12 тыс. кредиторов, а в реестре ИнтехБанка их 2,7 тысячи. АСВ предупредило, что суммы денег, уже имеющиеся в наличии для расплаты по обоим банкам, крайне невелики. Для кредиторов Татфондбанка приготовлено 5,5 млрд. рублей, при том что сумма требований превышает 189 млрд. рублей, а ИнтехБанка — 1,2 млрд рублей, сумма требований кредиторов — 26 млрд. рублей. Чтобы платить кредиторам, нужно будет распродавать имущество обоих банков.

Понятно, что кредиторы должны бы сильно обрадоваться новостям о дружественной встрече Минниханова и Исаева, ведь до сих пор АСВ для вкладчиков погоревших банков — самый серьезный конкурент в борьбе за активы конкурсной массы. Агентство, выплатившее страховку всем физлицам и ИП на суммы до 1,4 млн. рублей, стоит в первых очередях кредиторов. Фактически АСВ обладает серьезным перевесом в банкротном деле и как конкурсный управляющий, и как главный кредитор, а интересы остальных потерявших деньги — уже на втором плане. В ряде случаев борьба за конкурсные активы переходит фактически в борьбу вкладчиков с АСВ.

 Впрочем, шаг навстречу вкладчикам со стороны АСВ выглядит не столько как поражение, сколько как усталость от сражений. Сегодня же, как сообщил «Коммерсант», стало известно о том, что агентство больше не желает участвовать в комитете кредиторов по банковским банкротствам. Такие поправки к законам «О несостоятельности (банкротстве)» и «О страховании вкладов физических лиц» АСВ внесло в минфин. Подается это как раз как забота о рыночных кредиторах, которым тотальное доминирование агентства по страхованию вкладов поперек горла. Однако, как пишет издание, дело может быть не столько в благородстве по отношению к кредиторам банков, сколько в постоянных разногласиях с ФНС в банкротных процессах — именно налоговики формально представляют АСВ в комитетах кредиторов, поскольку само агенство не может быть и членом комитета, и конкурсным управляющим из-за конфликта интересов. Теперь же АСВ хочет оставить себе лишь роль управляющего, а ФНС оттеснить подальше.

В АСВ корреспонденту «БИЗНЕС Online» подтвердили намерения помочь вкладчикам отстаивать свои интересы в банкротном комитете. «Агентством по страхованию вкладов будут предприняты меры, направленные на обеспечение участия в работе комитетов кредиторов банков представителей кредиторов — физических лиц, что позволит последним принимать непосредственное участие в банкротных процедурах в отношении банков», — говорится в ответе агентства.

Оно подробно прокомментировало и свою позицию по отношению к «ДУ-шникам» и так называемым «дробильщикам» вкладов. Что касается первых, то здесь агентство полностью снимает с себя ответственность, отсылая к решениям судов. «Решения о возможности включения в реестр страховых выплат ПАО „Татфондбанк“ требований лиц, ранее вложивших денежные средства в доверительное управление в „ТФБ Финанс“, относятся исключительно к компетенции судебных органов, рассматривающих в настоящее время соответствующие иски. Агентство в установленном порядке исполнит решения судов», — сообщило АСВ.

А вот к «дробильщикам» отношение чуть более теплое: здесь АСВ признает, что виноватыми в сложившейся ситуации вполне могут быть сами банки. «Как известно, в преддверии введения моратория в банках было организовано проведение незаконных операций, преследовавших цель переложить ответственность банков по обязательствам перед их вкладчиками и другими кредиторами, доверившими им свои средства, на фонд страхования вкладов. Основная масса заявлений физических лиц, которые были вовлечены банком в „дробление“ вкладов со счетов юридических лиц, со счетов крупных вкладчиков, в том числе путем совершения фиктивных операций через кассу, агентством рассмотрена. На текущую дату агентством приняты решения о включении в реестр 549 вкладчиков ПАО „Татфондбанк“ и 624 вкладчиков ПАО „ИнтехБанк“», — сообщает АСВ.

«Хотя примирительные интонации АСВ на самом старте банковских банкротств — сигнал весьма успокаивающий, сами татарстанские вкладчики пока что настороже. «Сегодня была рабочая встреча в министерстве экономики РТ, нам как раз рассказали данную новость. Это как раз тот промежуточный этап, которого мы добиваемся, то есть вхождение в комитет кредиторов банка, — рассказала глава союза пострадавших вкладчиков Татфондбанка и ИнтехБанка Александра Юманова. — Несмотря на данное заявление, мы продолжаем формировать пул до момента первого собрания кредиторов. Формировать пул — это наше законное право, и мы будем это делать. Но если нам не будут чинить препятствия, если руководство республики и АСВ действительно заинтересованы, чтобы представители пострадавших вошли в конкурсный комитет, это можно расценивать как положительную новость».

Еще более критически оценивают новость представители той части вкладчиков, которая уже находится в очевидной оппозиции к АСВ, — вкладчики, которые не могут прорваться в реестр страховых выплат, клиенты «ТФБ Финанс». Со 2 мая, как только в Татарстане приступил к работе конкурсный управляющий Татфондбанка от АСВ Михаил Захваткин, татарстанские суды начали массово отказывать «ДУ-шникам», доказывавшим, что их ввели в очевидное заблуждение сотрудники ТФБ, продав им «доверительное управление» вместо стандартных вкладов. До этого в течение нескольких месяцев при поддержке татарстанской прокуратуры удалось отстоять в пользу клиентов несколько десятков таких исков.

«Если до 2 мая АСВ являлось на суд и заявляло свои возражения, то после никто из ответчиков не приходит на суд — ни ТФБ, ни ИнтехБанк, ни АСВ. В редких случаях Нацбанк РТ присутствует, но он поддерживает наши исковые требования. С нами на диалог из агентства по страхования вкладов никто не выходит. На прошлой неделе мы встречались в министерстве экономики с замминистра Рустемом Сибгатуллиным, гендиректором фонда поддержки предпринимательстваАндреем Афониным и представителями прокуратуры. Мы их поставили в известность, что сейчас происходит в судах Татарстана. Они обещали проработать этот вопрос», — напомнила последние события конфликта одна из активисток инициативной группы «ДУ-шников», Майя Бекбулатова.

«В том, что это взаимодействие (сегодняшняя встреча Татарстана и АСВприм. ред.) организовано с целью помочь пострадавшим клиентам, у меня очень большие сомнения. У них там какой-то свой интерес. Это сделано для того, чтобы снизить градус общения с вкладчиками, чтобы внешне выглядеть более-менее пристойно, чтобы создать видимость спокойной обстановки. У Татарстана здесь свои интересы», — уверена она. Из-за новой информации вкладчики не станут отменять запланированные акции для привлечения внимания к проблеме. «В данный момент мы находимся с инициативной группой в Москве, чтобы во все инстанции предоставить коллективные письма. Завтра мы планируем посетить АСВ, отправим им письмо и, возможно, выйдем с одиночным пикетом. Сегодня проходили одиночные пикеты у Госдумы и прокуратуры. На данный момент сидим на приеме в генеральной прокуратуре», — рассказала она.

Эксперты говорят о беспрецедентности договоренностей руководства республики с АСВ и надеются, что это поможет сгладить углы в банкротных процессах.

Павел Медведев — финансовый омбудсмен:

— Не припомню такого случая, чтобы региональные власти как-то помогали разгрести проблему с вкладчиками, кредиторами обанкротившегося банка. Скорее всего, это первый случай. Я, конечно, к этому отношусь очень положительно. Насколько я понимаю, у агентства по страхованию вкладов очень тяжелая техническая проблема проверки тех документов, которые предъявляются. Принципиально АСВ готово платить по предъявлению двух документов — кассового ордена и договора — и платило. Я уже сбился со счету, сколько банков имело забалансовые депозиты. Если человек в реестре, то тогда ему платят мгновенно. Если не в реестре, то, насколько я понимаю из писем, которые мне пишут, и из звонков знакомых, надо ждать порядка месяца, а не две недели.

С банком «Камский горизонт» очень тяжелая проблема: огромное количество жалоб у нас, люди в ужасном состоянии, говорят, что кто-то уже умер от стресса, что очень правдоподобно. Проблема возникла в том, что были обнаружены подозрительные документы от людей, которые хотели бы получить деньги. Может, они ни в чем не виноваты, но подозрение возникло. В такой ситуации я бы размышлял таким образом, как, говорят, Екатерина Вторая рассуждала: лучше отпустить душу на покаяние стольким-то преступникам, чем наказать одного невинного. Я бы попытался прикинуть, какая доля ошибок будет, особенно если не проверяя принимать документы и выплачивать деньги. Но у АСВ же бухгалтерская отчетность, а не вероятностная, поэтому они пытаются выяснить, кто действительно предъявляет правильные документы.

Если помогают местные власти, мне кажется, это очень ускоряет дело, потому что появляются какие-то новые аргументы. Местные власти понимают, как работает, скажем, полиция, где расставлены камеры наблюдения: надо же разглядеть человека, который предъявляет бумажки и говорит, что пришел такого-то числа, и вдруг оказывается, что полицейские могут это подтвердить. Это я фантазирую, но, скорее всего, местные власти смогут что-то такое предъявить, поэтому такую встречу очень приветствую.

Евгений Богачев — бывший председатель Нацбанка РТ:

— Я знаком с Юрием Олеговичем [Исаевым] — он человек дела, человек слова. Поэтому я знаю, что, конечно, польза от этой встречи будет. Но главный эффект возникнет от того, какая будет сумма реализации имущества, долгов, всех кредитных портфелей [Татфондбанка и ИнтехБанка]. Важно, чтобы ее хватило на покрытие расходов. Польза будет, встречи надо проводить чаще, но главное — продать все по хорошей цене. Не знаю, насколько это будет быстро реализовываться, но я думаю, что это не один год, а несколько лет. Главное, чтобы был эффект. Это долгосрочная работа. Я знаю, что у многих банков в России от отзыва лицензии, начала банкротства до окончания проходит не менее пяти лет. Аналогичной практики в России я не знаю.

Источник