Бывшего председателя правления ТФБ Роберта Мусина подвела кэптивная бизнес-модель. Отчетность конкурсного управляющего рухнувшего банка показывает, как пользовался подконтрольным ему учреждением Мусин.

3 марта зампред ЦБ РФ Ольга Полякова сообщила, что проблемы в «Татфондбанке» произошли из-за кэптивной бизнес-модели управления. Она рассчитана на кредитование собственников. «Бизнес-модель была ориентирована, преимущественно, на кредитование бизнеса конечных бенефициаров. Они привлекали кредиты банка, размещали в нем средства. Это и завело банк в тупиковое состояние», — заявила Полякова.

В тот же день ЦБ РФ лишил ТФБ лицензии. Согласно отчету Агентства по страхованию вкладов об итогах инвентаризации имущества, «Татфондбанк», действительно, выдавал кредиты своим же собственникам.

Общая сумма кредитов предприятиям и организациям составила почти 88,5 миллиардов рублей. ТФБ выдал кредиты в размере более 2,9 миллиардов рублей ИК «ТФБ-Финанс». Сейчас клиенты инвестиционной компании обвиняют руководство и персонал в оформлении на них договоров доверительного управления вместо стандартных вкладов. 2 февраля ГСУ МВД по РТ возбудило уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное в особо крупном размере»). В нем 5 фигурантов: директор «ТФБ-Финанс» Тимур Вальшин, начальник управления клиентских операций на рынке ценных бумаг «ТФБ Финанс» Рустам Тимербаев, бывший зампредправления «Татфондбанка» Сергей Мещанов, зампредправления «Татфондбанка» Вадим Мерзляков, руководитель отдела клиентского сервиса «ТФБ Финанс» Илнар Абдульманов.

Можно сказать, что инвестиционная компания была полностью подконтрольна Мусину. 68% уставного капитала «ТФБ-Финанс» принадлежит «Татфондбанку», 13,2% — ЗАО «Гелио-Полис» (имеет 9,86% в УК ТФБ), 12,8% — ООО «Артуг-Финанс» (головная компания швейной фабрики «Адонис»), 6% — ООО «Новая нефтехимия» (имеет 20,24% в УК «Татфондбанка»). «Новая нефтехимия» кредитовалась в ТФБ на почти 4,7 миллиардов рублей.

ООО «Управляющая компания «ТатИнК» до марта 2017 года имела долю в размере 7,53% в УК «Радиотехбанка» (входит в структуру ТФБ). Она получала кредиты в размере более 789 миллионов рублей. Связанные с ней ООО ИФК «ТатИнК» и ООО «ТатИнК-Финанс» взяли у ТФБ более 700 миллионов и 895 миллионов рублей соответственно.

ООО «Управляющая компания «АктивАр» взяла кредиты в размере почти 1,191 миллиард рублей. 100% уставного капитала «АктивАра» принадлежит ООО «Авто Хаус» (получил в ТФБ кредиты в размере почти 400 миллионов рублей). 99,98% от УК «Авто Хауса» владеет ООО «Автопаркинг», ликвидатор которого — гендиректор мусинской «Новой Нефтехимии» Айдар Тумакаев. «Автопаркинг» кредитовался в ТФБ на 858 миллионов рублей.

ООО «Реал Истэйт» получило в ТФБ кредит на сумму 722,5 с лишним миллиона рублей. По состоянию на 2016 год компания имела 9,9% в УК банкротящегося «Татагропромбанка» (входит в группу ТФБ), сейчас доля «Реал Истэйта» снизилась до 5,87%. 1% в УК «Реал Истэйта» имеет банкротящееся ООО «Недвижимость Плюс». Компания также кредитовалась в «Татфондбанке» на сумму почти 990 миллионов рублей.

«Татфондбанк» также кредитовал своего старого владельца — ЗАО «ТПК» Агро-Трейд». В 2015 году его доля была 3,39% в уставном капитале ТФБ. Она получила от мусинского банка порядка 2 миллиардов рублей.

Кредитовал Мусин и собственный обувной бизнес. Казанская фабрика «Спартак», получившая в «Татфондбанке» 2,9 миллионов рублей подконтрольна ООО «Спартак-Финанс». Им управляет Адель Зарипов, который фигурировал в нескольких крупных проектах Мусина. В частности, Зарипов был членом советов директоров «Интехбанка» (входит в группу ТФБ), ОАО «Татметалл» (Мусин — бывший совладелец управляющей компании предприятия) и других. «Спартак-Финанс» также принадлежит ООО «Шуз Мастер», закредитованный в «Татфондбанке» на сумму почти 250 миллионов рублей.«Спартак-Финанс» — головная компания кредитовавшегося в ТФБ «Золе». Общая сумма кредитов торгового дома составила 976 миллионов рублей. «Золе» — головная компания банкротящейся обувной сети Primorosso. Амбициозный проект Мусина также набрал в ТФБ кредитов на почти 880 миллионов рублей.

Кредиты в размере более 623 миллионов рублей в ТФБ получило ООО «Практика Аудита». Компания имеет 29,2% в УК ООО «Аида и Д». В конце июня татарстанский следком сообщил, что «Аида и Д» могла использоваться в махинациях Мусина по выводу активов. В прошлом компании принадлежало 93% в уставном капитале ООО «Концерн Белый Ветер», которое до банкротства занималось продажей электроники. Совладелицей компании была Лидия Мусина: по данным казанских СМИ, супруга банкира. Сама «Аида и Д» кредитовалась в «Татфондбанке» на общую сумму более 390 миллионов рублей.

У ТФБ активно занимали деньги ныне банкротящаяся швейная фабрика «Адонис» и одноименный торговый дом. Общая сумма составила более 90 миллионов рублей. По 50% в УК ООО «Адонис» имеют Айрат Гилязов и Рафаэль Мингазетдинов. Предполагаемый отец последнего, Ильдус Мингазетдинов, [судя по отчеству, — прим. Inkazan] до апреля 2017 года владел ООО «Артуг-Финанс». Это — дочерняя компания ОАО «Артуг», сейчас его переименовали в АО «Малахит» (владеет 5,19% УК «Татфондбанка»). «Артуг» получил от ТФБ более 1 миллиардов рублей в виде кредитов.

ООО «Актив-Центр» взяло в ТФБ кредит на 254 с лишним миллионов рублей. Компания аффилирована с еще одним активным кредитором рухнувшего банка — ООО «Восток Шуз» (кредитовалась на 1,1 миллиард рублей). Единственными контрагентами последней являются ООО «Синергия Профит» и ООО «Траверз Компани». 1% в УК «Синергии Профит» — за ООО «Лесное» (получила почти 664 тысячи рублей), которое владеет 5,87% УК «Татагропромбанка». Сама «Синергия» также числится в капитале банка группы ТФБ, она кредитовалась на почти 703 миллиона рублей. «Траверз Компани» имеет почти 18% в капитале вышеупомянутой «Новой Нефтехимии», она получила 2,7 миллиардов рублей в виде кредитов. Также эта компания числится среди учредителей ООО «Ягодинская слобода», которое кредитовалось в «Татфондбанке». Последняя фигурирует в уголовном деле против Мусина. Головная компания «Слободы» — «Лэнд Истэйт», которая получила от ТФБ почти 724 миллионов рублей.

ООО «Свитиль» получило в «Татфондбанке» кредиты на почти 1,29 миллиардов рублей. До 2013 года в УК компании значились Мусина и Мингазетдинов. «Свитиль» имеет 19,8% от капитала ООО «Креатив Инвест», которая также взяла кредиты в «Татфондбанке» на более 886 миллионов рублей. В свою очередь, «Креатив Инвест» обладает 19,8% в УК ООО «Полюс С», которое получило от ТФБ кредиты на 766 миллионов рублей.

ООО «Бытовая электроника» с головной компанией DOMO (подконтрольная Мусину) кредитовалась на сумму более 2,1 миллиарда рублей. Татарстанская сеть бытовой электроники в начале 2017 года объявила о закрытии своих магазинов. Близкие к DOMO ООО «Новая электроника» и ООО «Электробытторг» получили 1,47 миллиардов и 1,22 миллиардов рублей соответственно.

Компания с обычным названием и интересной судьбой — ООО «Урман» взяла в ТФБ 847,6 миллионов рублей. Она фигурирует в одном из эпизодов уголовного дела против Мусина. И это — не полный перечень всех аффилированных Мусину компаний, взявших кредиты в «Татфондбанке».

По оценкам Inkazan, доля так или иначе аффилированных с Мусиным компаний в кредитом портфеле «Татофондбанка» доходит до 68%. В перечне есть ряд более мелких компаний, которые выводят на бывшего предправления ТФБ или доверенных ему лиц. До наложения моратория на работу «Татфондбанка» его клиенты начали приходить в филиалы банка, чтобы закрыть свои вклады. Однако пресс-служба ТФБ обвиняла в сложившейся ситуации СМИ и панику в соцсетях.

«Банк начал испытывать сложности с ликвидностью в связи с повышенным спросом на досрочное закрытие вкладов на фоне публикаций в СМИ о возможной санации банка и паники в социальных сетях», — заявила 13 декабря агентству RNS начальник управления маркетинга и связей с общественностью «Татфондбанка» Юлия Гараева.

По словам аналитика ГК «Финам» Богдана Зварича, кэптивная модель несет существенные риски для банков, иначе Центробанк не стал обращать столь серьезное внимание на ее использование.

Дело в том, что банки под давлением собственников могут не полностью учитывать риски проектов, которые кредитуют, в результате чего образуется портфель высокорисковых активов банка. Банк обязан проверять состояние потенциального заемщика и оценивать вероятность возвращения средств, объяснил он Inkazan.

Используя кэптивную модель, собственник может «протолкнуть» решение по кредиту для своей компании, в результате чего она получит кредит, хотя при обычных условиях банк мог бы и не выдать необходимую сумму, отметил Зварич. По словам аналитика, такой моделью чаще всего используют мелкие региональные банки, когда у владельца банка существует несколько параллельных бизнесов.

«Крупные же игроки имеют достаточно диверсифицированную модель вложения активов с одной стороны, а с другой для собственников банк является основным бизнесом», — сказал Зварич.

Старший аналитик «Альпари» Анна Бодрова сообщила Inkazan, что в кредитовании бизнеса конечного бенефициария «нет ничего плохого». «Если в Центробанке видят проблему в подобных схемах, значит, они были составлены не совсем верно или формировались с какими-то ошибками. Все это в конечном итоге могло сказаться на оценках кредитных рисков, если они вообще были проведены. Что губительного в кредитах? Вопрос владельца кредитуемого бизнеса не должен стоять в данном случае, на месте «токсичного» актива могло быть, что угодно», — сказала она.

По словам Бодровой, компаниям, которые имеют с банком те или иные отношения, легче всего добиться интересных условий кредитования.

«Логично, что смежный бизнес воспользовался этим преимуществом. Кэптивная модель все-таки является вспомогательной, а не основной для российских банков, она встречается частных случаях, но факты ее применения не такие уж и редкие», — отметила она.

В отчете «физиков» можно увидеть лиц, получивших от ТФБ кредиты в размере от миллиона рублей. Всего татарстанский банк кредитовал 1900 таких людей. Общая сумма выданных им кредитов составила 16,5 миллиардов рублей. В списке указаны лишь фамилии с инициалами. Больше всего кредитов в ТФБ взял некий Зиганшин Р. Х. (генерального директора ПСО «Казань» зовут Зиганшин Равиль Хабибуллович), их объем составил 437,8 миллионов рублей.

Второе место занимает некий Зайнутдинов Т. А. (зятя Зиганшина зовут Зайнутдинов Тимур Альхатович). Общий объем взятых им кредитов составляет 356,8 миллионов рублей. Третье место остается за Мусиным Р. Р. с пятью кредитами на сумму 166,6 миллионов рублей. Еще один заемщик — Исхаков К. Ш. Бывший мэр Казани и помощник главы РТ подтвердил изданию «Реальное время», что он действительно брал кредиты в «Татфондбанке».

Источник