Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

Четыре претендента и 17 шагов

Право на освоение Эргинского месторождения по итогам аукциона получила «Роснефть», платеж составил 20,07 млрд руб., сообщил министр природных ресурсов Сергей Донской. У «Роснефти» было три конкурента: ее «дочка» «РН-Уватнефтегаз», саратовская «ПионерГео», ранее неизвестная на рынке, и «Газпром нефть».Участники аукциона сделали 17 шагов, в финале оказались «Роснефть» и «Газпром нефть», рассказал Донской. «Мы уверены, разработка будет иметь высокую рентабельность, поскольку участок недр имеет очень удачное расположение — вблизи инфраструктуры и уже разрабатываемых месторождений», — прокомментировал итоги аукциона Донской.

Капитальные затраты в разработку Эргинского месторождения в ближайшие два года он предварительно оценивает в $500 млн (30,4 млрд руб. по текущему курсу ЦБ. — РБК). Примерный объем добычи на Эргинском месторождении составит 4,5 млн т в год, к 2024 году добыча вырастет до 5 млн т, добавил Донской.

Извлекаемые запасы Эргинского месторождения оцениваются более чем в 103 млн т (по категориям С1 и С2), это последнее из крупнейших разведанных месторождений на материковой части России, лицензия на которое до последнего времени находилась в нераспределенном фонде недр. «Роснефть» купила лицензию на Эргинское в рамках стратегии по освоению запасов своего основного региона — Ханты-Мансийского административного округа, сообщила компания. Эргинский участок граничит с крупными месторождениями «Роснефти»: Приобским («РН-Юганскнефтегаз») и Западно-Эргинским («Конданефть»), которые обладают развитой инфраструктурой. «Интегральный подход» к разработке Кондинской группы месторождений и Эргинского участка позволит обеспечить «высокую синергию» и ускоренное освоение ресурсов месторождений, объяснила компания. Сумму запланированных инвестиций и оценку синергии представитель «Роснефти» не раскрывает.

Победа «Роснефти» выглядит абсолютно логично: компания — лидер отрасли, и ей нужно развиваться не только за счет сделок, но и органически, считает аналитик Sberbank CIB Валерий Нестеров. «Роснефть» купила лицензию, заплатив $0,44 за баррель нефтяного эквивалента — это рыночная цена с учетом текущей цены на нефть (фьючерс на баррель Brent в среду стоил $48,5 на ICE), считает он. При этом конкуренции на аукционе почти не было: формально участников было четыре, а фактически два (одна компания не известна на рынке — «ПионерГео», вторая — «дочка» «Роснефти»), считает Нестеров. ЛУКОЙЛ и «Сургутнефтегаз», по его мнению, отказались от борьбы, понимая, что, во-первых, дешево лицензию получить не удастся, во-вторых, когда борются две госкомпании, шансов на победу у частных игроков почти нет.

Консалтинговые компании рассчитывают, что максимальная добыча на Эргинском составит 100–140 тыс. барр. в сутки (4,9–6,8 млн т в год. — РБК), приводит оценку компании аналитик «Открытие Капитала» Артем Кончин. Это сопоставимо с прогнозной полкой добычи на таких крупных месторождениях, как им. Требса и Титова или Русское, объясняет он. По итогам 2016 года общая добыча «Роснефти» составила 210 млн т (с учетом «Башнефти»), то есть новое месторождение может увеличить добычу компании на 2–3%. Экономически рентабельные запасы Эргинского могут оказаться выше, чем текущие, поэтому цена за лицензию была справедливой, считает аналитик.

«Роснефти» нужно замещать истощенные запасы старых месторождений новыми, говорит руководитель направления анализа высоколиквидных акций «БКС Глобал Маркетс» Кирилл Таченников. Учитывая масштабы компании, ей требуется заместить большую часть запасов для удержания добычи на текущем уровне, добавляет он.

Донской в марте 2016 года говорил, что интерес к Эргинскому месторождению проявляют «Роснефть», «Газпром нефть», НОВАТЭК, ЛУКОЙЛ, «Сургутнефтегаз» и Независимая нефтегазовая компания, подконтрольная экс-президенту «Роснефти» Эдуарду Худайнатову. Но постепенно претенденты стали отказываться от участия в аукционе. В декабре 2016 года от борьбы за Эргинское месторождение отказался ЛУКОЙЛ. «Наши геологи посмотрели: экономика, которая складывается, плюс те ожидания по цене, которые есть, привели к выводу, что экономически будет неэффективно», — объяснял президент и крупнейший совладелец ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов. В июне 2017 года из гонки выбыл «Сургутнефтегаз» — по тем же причинам. «Мы посчитали неэффективным (Эргинское месторождение. — РБК) в сравнении с уже открытыми у нас месторождениями», — объяснял глава компании Владимир Богданов «Интерфаксу». Предправления НОВАТЭКа Леонид Михельсон также говорил журналистам, что вряд ли будет участвовать в аукционе.

Письма Путину

Аукцион на право разрабатывать Эргинское месторождение переносился несколько лет, а окончательно его условия были готовы весной 2016 года — премьер-министр Дмитрий Медведев подписал их 25 мая 2016 года. Основная борьба за это месторождение развернулась между «Роснефтью» и «Газпром нефтью»: обе компании уже разрабатывают участки Приобского месторождения в Западной Сибири, а Эргинское является его частью. Представитель «Газпром нефти» пока не ответил на запрос РБК.

Весной 2016 года главные претенденты на месторождение стали по очереди предлагать президенту Владимиру Путину свои условия аукциона. В марте председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер попросил Путина прописать их таким образом, чтобы «дочка» концерна «Газпром нефть» могла «сформировать наиболее конкурентную позицию и предложить максимально эффективную схему разработки недр». В условия нужно включить обязательство перерабатывать 100% добытого сырья на российских НПЗ для производства топлива не ниже класса Евро-5, а также ввести месторождение в эксплуатацию не позднее года после получения лицензии, говорилось в его письме. «Газпром нефть» освоит Эргинский участок максимально эффективно, обеспечит поступление дополнительных налогов и создаст новые рабочие места в Сибири, обещал Путину глава «Газпрома». По его словам, нефть с Эргинского месторождения будет поставляться на Омский НПЗ «Газпром нефти», а газ — на Приобский газоперерабатывающий завод.

Тогда же, в марте 2016 года, изменить условия конкурса Путина попросил глава РФПИ Кирилл Дмитриев. Он предложил в обязательном порядке привлечь к разработке месторождения иностранную компанию — миноритария, вложившего в российские проекты не менее $4 млрд с целью финансовой и технологической поддержки проекта. Под партнером имелся в виду суверенный арабский фонд Mubadala, с которым у РФПИ уже было несколько проектов в России, следовало из письма Дмитриева. 23 мая Путин поставил на этом письме визу «Согласен». Источники РБК говорили, что привлечь Mubadala в проект также попросила «Газпром нефть».

Но против предложения РФПИ выступил главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин. По его мнению, это условие ограничит конкуренцию на аукционе и итоговый платеж за лицензию будет меньше. «В случаях проведения конкурсов с особыми условиями и без реальных торгов платежи за участки не превысили их стартовые размеры», — писал президенту Сечин летом 2016 года. По его словам, запасы Эргинского месторождения не являются трудноизвлекаемыми. Актив ликвиден, а значит, компании в состоянии освоить его без дополнительной технологической и финансовой поддержки из-за рубежа. Путин согласился с аргументами главы «Роснефти», поэтому в итоге Минприроды отменило условие о необходимости привлекать иностранного партнера.

Свои условия аукциона весной 2016 года предлагал и владелец ННК Эдуард Худайнатов. Он просил Путина обязать компанию — победителя аукциона перерабатывать нефть Эргинского на НПЗ на Дальнем Востоке. Это позволило бы загрузить Хабаровский НПЗ, принадлежащий ННК. Но это ограничение также не вошло в итоговые условия аукциона.

Из-за попыток изменить условия сроки аукциона на Эргинское месторождение несколько раз переносились, сначала на весну 2017 года, а затем на лето.

Авторы:
Алина Фадеева, Евгений Калюков.

Источник