Картина «Смерть шейха» Влада Козлова снималась при финансовой поддержке кладбища Hollywood Forever

Итальянский актер Франко Неро награжден призом за вклад в мировой кинематограф. Он снимался в «Тристане» Луиса Бунюэля, итальянском политическом кино «Признание комиссара полиции прокурору республики» Дамиано Дамиани, в «Джанго» у Серджио Корбуччи, а годы спустя — в «Джанго освобожденном» у Тарантино. Четыре раза Неро снимался в России — и теперь представил у нас снятую в США картину «Смерть шейха» русского актера и режиссера Влада Козлова. Она рассказывает о славе и одиночестве едва ли не главного секс-символа 20-х годов прошлого столетия — звезды немого кино Рудольфо Валентино, на могиле которого кончали жизнь самоубийством поклонницы. А сыграли эту роль Влад Козлов на экране и Франко Неро за кадром.

фото: Геннадий Авраменко

Влада Козлова на московской премьере не было: не смог приехать из Америки, где живет с 2006 года. Зато присутствовали его родители. «Смерть шейха» выросла из его же короткометражки «Дневные сны Рудольфо Валентино». Один из продюсеров «Смерти шейха» Максим Холин рассказал, что Влад шел к этой роли с раннего детства, когда отец сказал ему, что он похож на Рудольфо Валентино:

«В студенческие годы мы прочитали статью о его успехе у женщин и одинокой смерти в зените карьеры. Наш однокурсник, увидев фото Валентино, сказал: «Влад, ты, кстати, на него похож».

Уже в 1993 году, когда мы встретились, он бредил Голливудом. Все, что потом произошло, удивительно для человека без связей, денег, знания английского языка, без формального образования. Влад — самоучка, у него за плечами — только год актерской школы. К тому же он с детства сильно заикается, так что мне однажды пришлось звонить его девушке, чтобы договориться о встрече. Казалось бы, какие у него шансы что-то сделать в Голливуде?.. Но он снял фильм с легендами мирового кино — Франко Неро и Изабеллой Росселини.

Когда мы были с Владом курсантами, одной из наших любимых картин стала «Полицейская академия». Надо было пройти по плацу строем — мы делали это, напевая мелодию из фильма. И не могли представить, что великий продюсер «Полицейской академии» Пол Маслянский станет нашим сопродюсером.

Идея снять «Смерть шейха» окончательно оформилась после того, как Влад поработал с Робертом Де Ниро, зарядился его энергией. Первое, что он сделал, — отправился на кладбище Hollywood Forever, где похоронен Рудольфо Валентино. На шестой раз там поняли, что прогонять его бесполезно, и согласились стать нашими сопродюсерами.

Видя его энергию, люди начали помогать. Огромные компании предоставили дорогие камеры для съемок бесплатно. Кто-то принес одежду 20-х годов, включая подлинные костюмы Рудольфо Валентино. На это ушли годы.

И начали происходить мистические вещи. Влад и Валентино похожи. Оба — иммигранты, приехали покорять Голливуд. Имя их любимых женщин — Наташа. После того как Влад сыграл болезнь Валентино, сам тяжело заболел. Оказавшись на больничной койке, между жизнью и смертью, как и его герой, он задавал себе вопросы: «В чем ценность жизни? Слава, успех, творчество — так ли они важны?» Ответы на них он попытался найти в своем фильме».

После премьеры мы поговорили с исполнителем роли души Валентино Франко Неро.

фото: Геннадий Авраменко

— В 1977 году вышел фильм «Валентино» Кена Рассела, где в главной роли снялся Рудольф Нуреев. В «Смерти шейха» Валентино сыграл Влад Козлов, а вы ему помогли. Удивляюсь вашей смелости: не побоялись сниматься у незнакомого режиссера…

— Да, я сыграл душу Валентино, его внутренний голос, оставшись за кадром. Но я и до этого играл Рудольфо — в американской картине «Легенда о Валентино» Мелвилла Шэвелсона, в 1975 году. Несколько лет назад Влад Козлов обратился ко мне со словами: «Я люблю вашего Валентино» — и пригласил в свой фильм. Ему очень понравилось мое исполнение в старом фильме.

Влад показался мне интересным человеком и говорил о том, о чем я и сам не раз думал. Так мы и начали работать. Мы обсуждали роль русского, обучающего 16-летнего Валентино искусству обращаться с женщинами. Вы сегодня посмотрели короткую версию фильма, которая длится час, а будет полная. Она еще в работе. Пока задумка с русским учителем не удалась, я изображаю душу Валентино, рассказчика.

Фильм получился печальным. Хорошо бы добавить в него сцены с участием учителя. Тогда все будет повеселее. Фильм говорит о том, как, имея славу и богатство, люди могут быть одинокими. Они много работают, не находят времени для своих близких и каждый вечер ложатся спать в одиночестве.

— Весь фильм — это переживание о смерти. Должен ли человек думать о ее приходе?

— Рудольфо Валентино был очень грустным и одиноким мужчиной. И вопросы смерти возникают в этом фильме. Жизнь — это подарок. Мы должны ценить те сокровища, которые она нам дает. Мы знаем, что это не очень долго продолжается и что все должны умереть. Поэтому надо спокойно и с чувством наслаждаться тем, что нам дано.

— Правда ли, что в молодые годы вы работали бухгалтером в Милане?

— Я даже не понимаю, о чем вы спрашиваете. Нет, этого не было.

— У вас в ближайшие два года выйдет чуть ли не два десятка картин. Означает ли это, что вы вступили в самый плодотворный период жизни?

— Я всегда очень много работал и сделал немало фильмов. Но никогда не мог достичь того, чего хотел. Всякий раз чего-то достигал — и понимал, что нужно идти вперед. Иначе наступит смерть. Даже сейчас, имея за плечами больше двухсот картин, я продолжаю работать все с большим энтузиазмом. Если вдруг он заканчивается, то я прекращаю работу.

— Вы не раз бывали в России. Нравится вам у нас?

— Начнем с того, что итальянцы и русские похожи. Мы одинаково любим своих родителей, семью, друзей, свою культуру. И вкусно поесть тоже любим.

Впервые я побывал в Москве в 70-е годы, когда представлял картину «Признание комиссара полиции прокурору республики», которая получила главный приз на Московском кинофестивале. Я снимался в России в четырех картинах. С Сергеем Бондарчуком мы работали на «Красных колоколах»: «Мексика в огне» и «Я видел рождение нового мира» по книге Джона Рида «Десять дней, которые потрясли мир». Она о русской революции. Я снимался в «Молодой Екатерине» Майкла Андерсона в Ленинграде. В 1992 году с Сашей Абдуловым мы работали в итало-российском проекте «Золото». А еще в 1976 году я был президентом жюри на фестивале в Сан-Себастьяне, в конкурсе которого участвовал потрясающий фильм «Неоконченная пьеса для механического пианино» Никиты Михалкова. Она там получила главный приз.

Мы с Михалковым могли бы сыграть двух братьев. Это была история человека, приехавшего в Россию, женившегося на русской женщине. Спустя 45 лет, умирая, он рассказал сыну о другой своей семье, оставшейся в Италии. Я предлагал Никите не только сыграть роль, но и стать режиссером, но он не смог.

Источник