Из небольшого стихотворения родился «Маленький крестоносец»

Два российских фильма, участвовавших в двух основных конкурсах 52-го Международного кинофестиваля в Карловых Варах, получили призы. Александр Яценко назван лучшим актером за свою выдающуюся работу в картине Бориса Хлебникова «Аритмия». А лента дебютанта Александра Ханта «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» выиграла конкурс «На Восток от Запада».

Джереми Реннер. Фото: kviff.com

Получив награду, российский дебютант произнес благодарственную речь по-чешски, что моментально расположило к нему всех собравшихся в главном фестивальном зале. С учетом того, что церемония закрытия транслировалась на всю страну, несколько чешских фраз, специально выученных Александром для своего выступления, способствовали укреплению позитивного образа россиянина гораздо больше, чем иные конференции, совещания и прочие казенные мероприятия. Российское кино на фестивале в знаменитом курортном городе всегда представлено полно, весомо и зримо. Здесь наш кинематограф ценят и, главное, понимают. Разумеется, «виной тому» общая недавняя история, беды и победы.

Обычно, приезжая в Западную Чехию, поражаешься тому, как быстро хозяева киносмотра смогли вывести его на высочайший международный уровень. Фестиваль 2017 года доказал это еще раз. Но – не страстным вниманием юных любителей кино, заполняющих залы на сеансах в 9 утра. Не своей демократичностью и отказом от позерства и показухи. Не вежливостью или обходительностью людей, работающих на фестивале. В этот раз доказательство было иного свойства. Ни для кого уже не секрет, что самые крупные фестивали планеты в последнее время вручают призы, скажем так, довольно странным картинам. Иногда политкорректным, где важность затрагиваемой темы искупает скупость художественных средств. Иногда – лентам, подписанным крупными режиссерскими именами, гремевшими двадцать и более лет назад. Часто – фильмам, «продавливаемым» ушлыми продюсерами. А порой и просто произведениям, сделанным страной, в которой фестиваль и проводится.

Нынешний киногод в Чехии повсеместно признан неудачным. Что ж, такое случается. Кино, как вино — когда-то отменное, когда-то с кислинкой. Скажем, в России этот киногод удачный, а о прошлом и вспомнить-то почти нечего. Когда аккредитованные журналисты смотрели конкурсную картину Вацлава Кдрны «Маленький крестоносец», она и была воспринята в контексте неудачного киногода. В основе сценария – небольшое стихотворение поэта Ярослава Врхлицкого, за пределами Чехии неизвестного. Действие разворачивается в раннем Средневековье. Маленький сын большого рыцаря сбегает из дома и отправляется совершать то, что потом будет названо «крестовым походом детей». Отец отправляется на поиски отпрыска. Вот и вся фабула. Стихотворение занимает чуть более половины страницы. Фильм идет один час сорок пять минут. Прекрасный артист и отличный наездник Карел Роден едет на лошади то слева направо, а то и справа налево. То по перелескам, то по полянкам. То в одну корчму завернет, то в другую. Иногда и сыночка показывают –красивого мальчугана с золотыми волосами. Музыка звучит завораживающе. Оператор изыскано освещает лицо ребенка, а иногда погружает экран в ночную тьму. Есть еще мама. Она моложе мужа, у нее красивое темно-синее платье, и она принимает эффектные позы, опять-таки изысканно подсвеченные оператором…

Почему же именно означенное произведение выбрано для представления чешской кинематографии в конкурсе престижного киносмотра? Отвечая на этот вопрос, коллеги из Праги уверяли, что отборщикам сие очень нравится. Они считают, что Кдрна снял нечто среднее между Бергманом и Влачилом. Сопоставить «крестоносца» с «Седьмой печатью» или «Девичьим источником», конечно, можно. Там и там рыцари и крестовые походы, неустроенный быт. Что же до чешского киноклассика Франтишека Влачила, то его великолепную «Маркету Лазарову» можно сравнивать лишь с нашим «Андреем Рублевым» Снятые в 1966 году, эти мощные картины представили нам древние времена не изящно-эффектными картинками, а сильными, душераздирающими страстями. У Тарковского и Влачила «дышат почва и судьба», а здесь – набор эффектных кадров для глянцевого журнала. В фестивальной газете картина получила самые низкие оценки. Когда было объявлено, что она награждается «Хрустальным глобусом» — наиглавшейшим призом киносмотра, в первых рядах партера, куда обычно усаживают прессу, царила оторопь. Люди пожимали плечами и разводили руки в недоумении. «Невероятно!» — воскликнул кто-то по-французски. Разумеется были и аплодисменты – с тех рядов, где сидят чиновники из министерств и ведомств. Но по силе аплодисменты эти настолько не соответствовали статусу награды, что режиссера, вышедшего ее получать, стало даже жалко. Тем более, что его предыдущая работа — камерная антикоммунистическая мелодрама «80 писем» была хороша.. Дело спас голливудец Джереми Реннер, которому только что была вручена награда президента фестиваля и который должен был сам наградить победителя. В то время, как Кдрна благодарил за приз, уставший Реннер присел к одному из сидевших на сцене оркестрантов. Тот радостно улыбался от соседства с одним из «Мстителей», а зрители следили за «звездой», а не за режиссером-победителем.

Вспомнились славные времена московского фестиваля в СССР, когда любая советская лента должна была непременно получить главный приз. Призов было даже три. Один — для советского фильма, другой –для ленты из социалистических стран, третий – для прогрессивного западного произведения. А так, как многое из того, что происходит сейчас в мировом кино, является причудливыми ремейками советских уложений, то можно поздравить Карловы Вары фразой, которая красовалась на тысячах плакатах в советских городах: «Верной дорогой идете, товарищи!». Впрочем, хочется верить, что это всего лишь досадная аритмия, и в следующем году фестиваль от нее излечится.

Источник