День Победы для местного эстрадного истеблишмента, а также поп- и рок-звезд традиционно отличный повод сделать серьезное лицо и исполнить песню военных лет. Далеко не у всех это получается убедительно, но все равно поют. По-другому сейчас нельзя, потому как патриотическое ретро становится обязательной частью репертуара и звезд со стажем и старлеток. Если конечно они хотят попасть в престижные телеконцерты и другие мероприятия державного размаха.

фото: Наталья Мущинкина

Помпезные майские телешоу федеральных каналов очень похожи друг на друга и иногда даже трудно сказать в каком году они были сняты. Примерно одни и те же артисты исполняют один и те же песни, вызывая у публика одинаковую реакцию. Умиление и даже восторг от того как преподносят классику жанра звезды постарше соседствует с удивлением и даже раздражением от того, что предлагают молодые поп-дивы. Лидера «Морального кодекса» Сергея Мазаева, исполняющего военный репертуар еще с девяностых годов прошлого века, брезгливая реакция публики на усилия некоторых его коллег ничуть не удивляет.

«Многие молодые артисты в плане пения и инструментального мастерства выросли из самодеятельности. Поэтому и подход к исполнению у них самодеятельный, — сказал Сергей в беседе с «МК». — Когда я только начинал работать, то устроиться без образования было просто невозможно. Ты должен был закончить музыкальное училище и только после этого претендовать на профессиональную ставку. И конечно человек вокально образованный исполнит любые песни лучше, что всегда слышно.»

Впрочем, по мнению лидера «Морального кодекса» даже безупречное музыкальное образование и репутация, к которой сложно придраться не всегда делают кавер-версии советской классики новыми хитами. Так, в 2003 году Дмитрий Хворостовский выпустил целый альбом военных песен, куда вошли семнадцать номеров в том числе «Темная ночь», «Журавли», «На безымянной высоте» и другие, на первый взгляд абсолютно беспроигрышные шлягеры, ставшие уже частью культурного ДНК для миллионов россиян. У певца был целый тур с этой программой, но массовый ажиотаж вокруг такой кроссоверской деятельности Хворостовского так и не возник.

«К песням нужно относиться не менее серьезно, чем к оперным ариям, — уверен Сергей Мазаев. — Дмитрий Хворостовский — великий оперный певец, но военные песни в его исполнении не проникали в душу так, как это происходило когда пел Марк Бернес, Владимир Трошин или Георг Отс. И я сделал вывод, что Хворостовский ими просто не занимался и не учил их так, как он учил оперные спектакли. Мы же эти песни знаем с детства, поэтому просто выходим и поем их. И здесь главная ошибка для певца. Я тоже так обжигался много раз. Их нужно тщательно готовить как любые музыкальные произведения. Это все очень серьезно. Я репетирую, у меня есть педагог по вокалу, есть учителя и в других направлениях, поэтому я себя чувствую достаточно уверенно и выхожу подготовленным.»

Музыкальная карьера Сергея Мазаева начиналась во времена, когда артисту в принципе требовалась постоянная готовность к исполнению любого репертуара. Военные и патриотические песни на протяжении десятилетий были обязательной программой для всех советских солистов, солисток и коллективов и такому репертуару всегда находили место в любом музыкальном эфире. Но в девяностые ситуация изменилась. Идеология уступила место прагматичной экономике, на смену эстраде пришла поп-музыка с весьма жесткой установкой: исполнять то, что можно неплохо продать.

Примерно в тоже время среди разного рода медиа-интеллигенции ходили и радикально-вольнодумские проекты. Так в узких кругах широкой популярностью пользовалась идея о том, что всю советскую эстраду нужно ограничить сценой театра Эстрады, а в эфирах и на больших концертных площадках пропагандировать только новую максимально космополитичную музыку. По мнению продвинутой публики, подобная культурная тактика вместе с экономическими реформами обеспечила бы нам местечко в правильном поезде, который увез бы нас всех из совка в светлое прозападное будущее.

Но то, что на словах вырисовывалось в красивую, хоть и слегка утопическую картину, на деле разбилось о нежелание большого телевидения совсем уж отрываться от народа. В итоге в середине девяностых в новогоднем эфире появился проект «Старые песни о главном», ставший началом ностальгической эпохи. «Песни» пользовали огромным успехом, из проекта получился целый новогодний сериал, который, возможно абсолютно помимо воли его создателей, стал чем-то вроде ящика Пандоры.

Нравы на телевидении стали стремительно меняться и музыкальная индустрия довольно быстро адаптировалась под новые требования. Из «Фабрики звезд» и других похожих шоу вышли артисты, важной частью деятельности которых было участие в больших телевизионных проектах. Они танцевали, катались на коньках, страдали в экстремальных программах и конечно выступали на ответственных концертных мероприятиях. Девичьи и мальчишечьи группы переодетые в военную форму и с соответствующими песнями на шоу в честь важных исторических дат стали чем-то вроде обязательной программы и выглядело это, по меньшей мере, странно, а иногда и откровенно нелепо.

«Это, конечно, идеологический ангажемент, если не сказать маскарад, — с иронией вспоминает подобные ситуации Сергей Мазаев. — Но в стране и мире происходили события, требовавшие некоторой мобилизации внимания в одном направлении. И военные песни достали с полки как козырную карту, которая поможет нас всех объединить. Таким образом власти ориентируют средства массовой информации на создание вот такого настроения. Но фальшь всегда видна, как и хорошая работа. Когда артист выходит и очень красиво исполняет произведение, то все условности зачеркиваются. И неважно есть ли здесь какая-то политическая подоплека.»

Убедительность артиста всегда имела большое значение. «Если выходишь на сцену, то выступай так, чтобы вскоре тебя пригласили в этот город еще раз», — любят говорить музыкальные менеджеры. Во времена, когда патриотизм превратился в целую индустрию, а заказчиком музыкальных мероприятий довольно часто становится государство, у подходящего и убедительно исполненного репертуара появляются еще и коммерческие перспективы. Возможно это тот самый случай, когда старые песни ничуть не менее важны, чем новые.

«Всем поющим артистам очень полезно проштудировать наше культурное наследие и выбрать себе подходящие по тембру голоса и другим параметрам песни, — уверен Серей Мазаев, опыту которого вполне можно доверять. — Сами по себе эти песни очень красивые, их приятно петь, они душевые. Но требуют подхода. Например у знаменитой «Давай закурим» очень сложная мелодия, которая развивается в быстром темпе и чтобы ее хорошо исполнить нужно упорно заниматься. Это как школу пройти.»

Среди тех, кто прошел такого рода школу, есть и отличники и двоечники. Кто-то относится к военным песням довольно трепетно, а кому-то исполнять их, скорее всего, не нужно. У лидера «Морального кодекса» в этом отношении есть свой хит-парад.

У Евгения Дятлова очень хорошо получается петь такой репертуар, у Саши Маршала, Леня Агутин красиво исполняет некоторые военные песни. Мои серьезные коллеги к этому относятся с трепетом и я часто слышу их очень хорошее исполнение, — говорит Сергей. — Я бы советовал Александру Панайотову обратить внимание на разные советские песни, у него потрясающие вокальные данные. И вообще эмоции, отраженные в военных песнях, испытывали молодые люди, которых на фронтах было очень много. Поэтому и исполнять их должны молодые, а не наше артистическое народное ополчение. Только отнестись к этому нужно по-научному».

75 лет Победы. Хроника событий

Илья Легостаев

Тэги: Поезд,
Школа,
Театр,
Власть,
Экономика,
Государство
  

Персоны: Дмитрий Хворостовский
  

Источник: mk.ru