«Русский Йорданс» — выставка, которая не только демонстрирует живопись одного из крупнейших фламандских мастеров XVII века, но и показывает интерес знаменитых российских коллекционеров к его творчеству. Работы Якоба Йорданса собирала Екатерина II и ее приближенные. Да и позже коллекционеры уделяли немалое внимание классику из Антверпена. На выставке в Пушкинском музее, приехавшей из Эрмитажа, собраны работы мастера со всей России: в экспозиции — 18 картин и 31 рисунок. Некоторые из них стали настоящими открытиями для искусствоведов.

«Христос и самаритянка» — работа сына Йорданса, авторство которой было установлено в ходе подготовки выставки.

Якоб Йорданс — самый фламандский из всех фламандских художников. В отличие от своих современников, постоянно выезжавших в Италию, почти не покидал родного Антверпена и очень любил обращаться к местным традициям, обыгрывать в своих картинах пословицы и поговорки. Национальная идентичность чувствуется в его живописи, хотя и без следов Караваджо не обошлось. Впрочем, куда большее влияние на него оказал Питер Пауль Рубенс, который, как и Йорданс, учился у Адама Ван Ноорта, правда, в разное время. Рубенс был старше Йорданса на 16 лет, что не мешало их сотрудничеству и дружбе. То же касается и другого знаменитого фламандца Антониса Ван Дейка.

Собственно, сегодня, когда мы говорим о фламандской школе, то имеем в виду в первую очередь именно этих трех художников — Рубенса, Ван Дейка и Йорданса. Перечислять их принято именно в таком порядке — по значению и известности. После смерти старших товарищей (Рубенса в 1640-м и Ван Дейка в 1641-м) Йорданс остался единственным представителем «большого стиля», стал получать много заказов из королевских домов и занял место главного художника Антверпена. Он прожил 85 лет и умер не от старости, а от болезни, которая вошла в историю под названием «английский пот» (природа инфекции, которая не раз косила Европу, до сих пор остается загадкой).

В России интерес к Йордансу спровоцировала Екатерина II, которая приобрела ряд его работ, в том числе картину «Мелеагр и Аталанта» — она открывает выставку в Голландском зале ГМИИ (произведение входит в собрание Екатеринбургского музея). Однако открытием проекта стала работа из Нижегородского художественного музея — авторство Йорданса было под вопросом.

— Картина «Христос и самаритянка» действительно принадлежит не Йордансу, а его сыну — Йордансу-младшему. В ходе исследований под краской была обнаружена подпись, подтверждающая авторство, — рассказывает Вадим Садков, заведующий отделом искусства старых мастером ГМИИ им. Пушкина. — Для исследователей любое открытие, связанное с такой крупной фигурой, как Йорданс, имеет огромное значение и является редкой удачей. Это как раз такой случай.

Для современного зрителя живопись фламандца может показаться константной: с одинаковым мастерством и рвением он погружается в библейские сюжеты и сцены разгульных пиров. Однако для той эпохи это было нормой. Новаторство Йорданса в отношении картин, посвященных сценам из Ветхого и Нового Завета, связано с добавлением неканонических персонажей. Как, например, в работе «Оплакивание Христа», приобретенной императрицей Екатериной в 1764 году и пожертвованной ею собору Александро-Невской лавры, которой она принадлежит до сих пор. Картина обрела статус молитвенного образа и нашла свое место среди икон. За 225 лет своего пребывания в Свято-Троицком соборе произведение покинуло его во второй раз: первый был в мае, когда выставку представляли в Эрмитаже.

Отдельной главой на выставке показаны рисунки Йорданса. Художник оставил большое графическое наследие, и в первую очередь потому, что любил рисовать без повода.

— Йорданс любил рисовать сам по себе, просто для удовольствия, в отличие от Рубенса, для которого рисунок был этапом подготовки к созданию большого полотна, — рассказывает Вадим Садков. — Самый ранний из представленных рисунков 1616–1617 гг. из собрания Эрмитажа. Примечательно, что вначале он считался работой неизвестного итальянского художника. Но рисунки Йорданса показывают его как прекрасного рисовальщика, который очень тонко чувствует цвет. Даже в самом позднем рисунке, где видно, как дрожит рука мастера и зрение ослабло, он прекрасно работает с цветом.

Мария Москвичева

Заголовок в газете: Русская жизнь легенды фландрии

Тэги: Выставки,
Пушкин,
Смерть,
Школа
  

Места: Россия,
Италия
  

Источник: mk.ru