«Режиссера можно было бы назвать шовинистической свиньей, если бы он был мужчиной» — так оценил одну из российских картин израильский кинокритик на коллоквиуме Международной организации кинопрессы ФИПРЕССИ, проходившем в Санкт-Петербурге на «Ленфильме». Посвящен он был российскому кино, которое смотрели и обсуждали киноведы из США, Канады, Аргентины, Египта, Испании, Индии, Таджикистана….

фото: Светлана Хохрякова

Режиссер Нигина Сайфуллаева.

Резкие слова были сказаны в адрес хрупкой Нигины Сайфуллаевой и ее фильма «Верность», при том, что он понравился автору высказывания. У нас же картина считается едва ли не самым смелым эротическим фильмом. На феминистских сайтах его поругивают как предательский по отношению к женщинам (сними такое кино мужчина — было бы простительно). Нигина приняла удар и объяснила, что все решения в картине принимает женщина, так что странно записывать авторов в шовинисты. Иностранные женщины-киноведы увидели в этой истории приятный компромисс (положительная женщина, любящая мужа, изменяет ему, оставаясь при этом ангелом), баланс между грехом и вполне благополучной семейной жизнью. Выяснилось, что британская актриса, снявшаяся у Майкла Уинтерботтома, подверглась в Великобритании травле за свою роль: через соцсети в нашу жизнь все больше внедряется понятие «новое пуританство».

После «Текста» Клима Шипенко по книге Дмитрия Глуховского киновед из Праги Вера Лангерова предположила, что в Чехии его сочли бы сатирой. Как еще в наши дни трактовать консервативную мораль: мальчик, слушайся маму, не поступай плохо! Герой не может встретиться с друзьями, потому что на пороге как страж стоит его мать, забыв, что сын давно не подросток. При этой отжившая (хотя и не у нас) свое мораль сочетается с современной формой рассказа. В картине обнаружили и религиозный подтекст, и режиссер его не отверг: «Мы с Дмитрием Глуховским говорили о взаимоотношении с Богом, хотя в книге этого нет. Многие из нас находятся во внутреннем диалог с ним: есть он или нет? Блин! А может, Бог есть?!» Наших гостей заинтересовали картины, которые не доходят до главных мировых фестивалей, но говорят о жизни и кино страны гораздо больше, нежели фестивальные хиты.

Еще одно заметное событие, состоявшееся в дни культурного форума в Санкт-Петербурге, — разговор на тему: «Территория кино: зачем регионам кинофестивали?» Участвовали в нем эксперт каннского «Двухнедельника режиссеров» Алена Шумакова и итальянский продюсер, многие годы работавший арт-директором фестивалей в Венеции, Локарно, Пезаро, а теперь — в китайском Пинъяо, Марко Мюллер. Когда-то он привозил в Италию советские «полочные» фильмы, добился вручения посмертного приза Алексею Герману в Риме, вызвав у многих недоумение. Награду вручал тогда выдающийся писатель и ученый Умберто Эко, сказавший о «Трудно быть богом» так, как мог только он: «Меня потряс лютый фильм Германа». Мюллер поделился мыслями о той западне, в какой оказались крупные фестивали, вынужденные отвечать потребностям (красные дорожки, звезды, выбор фильмов) тех, кто их финансирует. А на небольших региональных фестивалях еще есть право на эксперимент.

Марко Мюллер наконец-то приоткрыл тайну, почему Александра Сокурова перестали приглашать в Канны. Все это связано с его победой в Венеции, когда «Фауст» получил «Золотого льва». И почему сам Мюллер покинул Венецианский фестиваль, где все так хорошо складывалось? Оказалось, не выдержал борьбы против строительства нового фестивального дворца на острове Лидо.

В России, по мнению Алены Шумаковой, многие фестивали зависят от прихоти губернаторов. Хотя есть и просвещенные градоначальники, приглашающие профессионалов. Известный итальянский режиссер до сих пор вспоминает о визите в Сибирь, где ему вручили валенки и комбинезон, а в залах сильно топили. Это все, что запомнилось о фестивале ныне оскаровскому лауреату.

На Никиту Михалкова многие участники форума шли ради того, чтобы увидеть живьем. А он питался энергией дружелюбного зала, какой давно не получал в кинематографической среде. Михалков делился секретами профессии и сформулировал идею культурного кода России: «Русское искусство попадало в сердце, минуя промежуточную посадку в области интеллекта. Ты получаешь импульс в сердце, а выводы делаешь в зависимости от своего образования, происхождения… «Ромео и Джульетта» попадает в сердце любому человеку, а пьесы Брехта понятны людям с достаточно высоким интеллектуальным цензом. Они не в сердце попадают. Для меня первое и есть тот самый культурный код». Он также задался вопросом о том, многие ли фильмы и спектакли нам хотелось посетить во второй раз. И сам же ответил: «Настоящее искусство — только то, которое хочется смотреть, читать или слушать еще. Потому что время — сестра правды».

В дни форума открылась выставка, посвященная 50-летию главных персонажей «Союзмультфильма». Крокодил Гена, Чебурашка, Винни-Пух, Умка, Волк и Заяц из «Ну, погоди!» предстали кем-то вроде шестидесятников. Таков замысел — показать, как на любимых героях отразилась эпоха. В ближайшее время появится продолжение легендарного «Ну, погоди!» в духе новейшего времени, и, возможно, повторится все то, чего сполна нахлебались и зрители, и создатели модернизированного «Простоквашино».

Читайте также: Советский Голливуд признали вредительством

Светлана Хохрякова

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28130 от 20 ноября 2019

Тэги: Кино,
Выборы,
Выставки,
Книги,
Губернатор,
Строительство
  

Места: Санкт-Петербург,
США,
Испания,
Таджикистан,
Египет,
Индия,
Канада,
Аргентина,
Россия,
Великобритания,
Италия
  

Источник: mk.ru