Ольга Павловец — одна из самых успешных актрис современного кино, продолжатель актерской династии. В то же время артистка — одна из самых закрытых звезд экрана.

Несмотря на красоту и сценическую успешность, на долю Ольги выпало немало горя. Она пережила развод с первым мужем Дмитрием Щербиной, вслед за которым судьба нанесла ей страшный удар — смерть сына от первого брака. Четырехлетний Прохор утонул во время летнего отдыха у бабушки. После этого Ольга впала в тяжелую депрессию.

Вернуться к жизни ей помогли новые отношения с Иваном Шибановым и новая беременность. Ольга родила сына Макара. Но семейная жизнь вскоре вновь сошла на нет, оба актеры, Иван и Ольга разрывались между отношениями и профессиональными обязанностями, между Питером и Москвой, где были заняты по работе. Брак распался по взаимному согласию, но дружеские отношения сохранить удалось.

А три года назад у Ольги родился еще один сын. Однако с его отцом актриса не поддерживает отношений и даже не называет никому его имени.

Сегодня Ольга востребованная в профессии актриса и счастливая мама, которая сама воспитывает двух сыновей: 10-летнего Макара и 3-летнего Андрея.

В разговоре с «МК» актриса впервые рассказала о непростой судьбе, сложностях в профессии и трудностях воспитания сыновей. А также поделилась переживаниями, мечтами и планами на будущее.

Фото: Ирина Истомина

— Ольга, как пережили изоляцию?

— В период самоизоляции чувствовала себя мамой в первую очередь. В рабочем графике у меня мало свободного времени, и я нечасто бываю с детьми. Постоянные разъезды, съемки отнимают много времени, но каждую свободную минуту я посвящаю сыновьям. Зато все три месяца, что мы сидели на карантине, я безвылазно занимала пост мамы, чем очень горжусь!

— Кто вам помогает с детьми, когда съемки длятся по 14 часов?

— Мне очень помогают мои родители, они прекрасные. Всегда приходят на помощь, выручают.

— За время самоизоляции скучали по съемкам или отдыхали от них?

— Естественно, скучала! Это огромная часть моей жизни. Работа, ощущение, общение. Но с другой стороны, самоизоляция дала возможность передохнуть. Я комфортно себя чувствовала в это время дома с детьми.

— За период самоизоляции не набрали лишних килограммов?

— Я быстро худею. Для меня поправиться — не критично. Пару дней ограничений в еде, и я снова в форме.

— Занимаетесь спортом для поддержания формы?

— Это все меня не вдохновляет. Я нашла идеальный способ поддерживать себя в форме — ежедневные долгие прогулки с детьми. На диетах я никогда не сидела, хотя признаюсь, что мне комфортно себя чувствовать совсем худенькой, люблю быть очень стройной. Если надо похудеть, то просто не ем сладкого, жирного, пью больше обычной воды.

— Неужели у вас нет вредных привычек?

— Я курила, об этом говорю честно. Мне нравилась эстетика дыма, но при этом я всегда быстро бросала, когда узнавала, что жду ребенка. Чисто психологически я не склонна к зависимостям. В плане удовольствия на съемках могла себе позволить вот такую слабость. Но сейчас не курю несколько месяцев, да и не тянет.

— Вы недавно приобрели квартиру?

— Да! Это моя большая радость и головная боль. (Смеется.) Квартира мне досталась в убитом состоянии, но мне очень понравились планировка и вид из окон. Когда я в нее впервые зашла, ощутила все «прелести» бывших маргинальных хозяев, но что-то екнуло, и я поняла: из нее можно сделать «конфетку». Квартиры в старом фонде редко встречаются удачные. Плюс я люблю город, уличный гул проспекта, поэтому варианты квартир, в которых окна выходили бы во двор, — меня не устраивали. В моей новой квартире все окна на шумную улицу, чему я очень рада.

— Мальчики подумывают о будущей профессии? Может, в актеры хотят податься?

— Может, и хотят, мы пока это не обсуждали. Но старшему сыну я в шутку говорю: «Макар, будешь плохо учиться, пойдешь в артисты!» Хотя, если честно, я вижу, что у его есть актерская природа, тем более мальчишек охотнее берут в театральный. Это нам, девчонкам, сложнее, потому что конкуренция между собой у нас выше. Как говорили раньше в театральном институте: «Штаны всегда нужны». Мне очень хочется, чтобы у сыновей было хорошее образование, симбиоз знаний, которые они могли бы грамотно использовать в реальной жизни.

— У вас возникало желание бросить актерство?

— Было, было, конечно. От нервов, в моменты усталости, отчаяния, внутренней замыленности. Поэтому для себя я поняла, что очень важны передышки, переключения от работы. Сейчас частенько подумываю, что было бы неплохо иметь пассивный доход. Правда, пока не придумала, как так сделать. (Смеется.)

— Как свободное время проводите?

— Я люблю писать картины. Это то, что мне помогает расслабиться, обожаю классическую музыку. К вопросу о мечте, возможно, в будущем я смогу организовывать фестивали для молодых талантов: юные художники, музыканты, артисты — все нуждаются в помощи.

— Вы когда-нибудь чувствовали зависть коллег?

— Да, естественно. Люди завидуют тому, что они сами хотели бы получить. Но завистник не знает, что скрывается за внешним благополучием, это же просто обертка. У самых счастливых людей есть свои горести и переживания, которые остаются «за кадром». Это нормальное течение жизни. Позавидуешь счастью человека, так тебе вернутся все его горечи, по злой иронии судьбы, поэтому не стоит оглядываться на других.

— Вас узнают на улице?

— Бывает. Люди по-разному на меня реагируют. Иногда от избытка чувств случаются неадекватные поступки. Но я уже привыкла, стараюсь не обращать внимания. Я уделяю время поклонникам, в соцсетях часто отвечаю на их вопросы о личном.

— Просят советов?

— Которые я не люблю давать… Часто пишут женщины, которые пережили подобные ситуации, как мои героини в сериалах, фильмах. Зритель часто не может отделить тебя от твоего экранного образа. Поэтому между мной и поклонниками должна быть дистанция, загадка.

— Какие слухи о себе вас больше всего раздражают?

— Порой читаешь что-нибудь о себе и думаешь: господи, зачем я это сказала! Журналисты часто информацию преподносят слишком слащаво. Я понимаю, что разговоры об искусстве, поэзии, которые мне интересны, нравятся небольшому количеству людей, для «масс» — это не нужно, интересно другое: с кем спала, встречалась, расставалась. Но я ни в коем случае не буду гнаться за скандальными новостями. Даже в соцсетях я редкий гость, хотя могу себе позволить рекламу или бесконечные бартеры, но это не мой путь, однозначно. У меня, слава богу, есть работа, а миллионов в Инстаграме я уж точно не заработаю.

— Как вы относитесь к обнаженным сценам в кино?

— Это вопрос о том, на что я готова ради роли. Все зависит от материала. У меня случались сцены «обнаженки», не полостью, конечно, были нюансы. В таких работах я всегда доверяла людям, мне важно, чтобы подобные съемки всегда были оправданы.

— Фотосессии в стиле ню приветствуете?

— Были попытки журналистов, фотографов заманить меня, но нет. Для меня точно нет. Скорее я снимусь обнаженной для какого-нибудь хорошего научного журнала, это хоть как-то неожиданно и своеобразно. (Смеется.)

— Дети общаются с отцами?

— Старший сын, конечно. У них очень хорошие отношения. Я и бывший супруг (Иван Шибанов) друзья, у нас никогда не было проблем. А вот младший нет.

— Сегодня ваше сердце свободно?

— Сыновья — мои любимые мужчины. Отвечу так, мое сердце всегда радуется чувствам. (Смеется.)

Екатерина Скрижалина

Заголовок в газете: Ольга Павловец: «Стою на посту мамы»

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28317 от 22 июля 2020

Тэги: Кино,
Отдых,
Спорт,
Дети
  

Места: Москва
  

Источник: mk.ru