Внутриполитические успехи, скорее всего, подтолкнут 45-го президента США к дальнейшим инновациям во внешней политике

Осторожный президент

Несмотря на новизну своих внешнеполитических подходов, на протяжении своего президентства Дональд Трамп демонстрировал нежелание вступать на международной арене в открытый конфликт, последствия которого Вашингтону было бы сложно контролировать. Несомненно, при Трампе США перешли к политике жесткого давления на Иран и полномасштабного противостояния Китаю, безапелляционно потребовали от европейских и азиатских союзников увеличения вклада в совместную оборону. Однако Трамп, очевидно, полагает, что в состоянии по собственному усмотрению определять уровень напряженности в этих конфликтах, и избегает неконтролируемых сценариев применения силы. Например, в сентябре 2019 года он отказался от удара по Ирану после бомбардировки саудовского нефтеперерабатывающего завода, вину за которую Вашингтон возложил на Тегеран.

Северокорейскому лидеру Ким Чен Ыну Трамп предложил переговоры и на протяжении года, с июня 2018-го по июнь 2019-го, три раза встретился с Кимом лично. Трамп высказался и за прямой диалог с иранским руководством, полагая, что именно в таком режиме он сможет добиться своих целей с позиции силы. Белый дом воздержался и от развязывания полномасштабной торговой войны с КНР. О принятом в январе 2019 года решении признать законным лидером Венесуэлы оппозиционного политика Хуана Гуаидо Трамп, по некоторым сообщениям, жалеет. Лидеру венесуэльской оппозиции так и и не удалось поднять массы и элиту на восстание против действующего режима. Наконец, давний скепсис в отношении НАТО не помешал Трампу выступить в защиту альянса на декабрьском саммите в Лондоне — в противовес сомнениям в жизнеспособности организации, высказанным президентом Франции Эмманюэлем Макроном.

Сейчас Трампу важно избежать усугубления торгового конфликта с Китаем, чтобы не спровоцировать спад в экономике и не раздражать американских экспортеров — прежде всего фермеров, страдающих от ограничений Пекина на импорт сельскохозяйственной продукции из США. Не с руки был бы президенту и крупный внешнеполитический кризис, который может возникнуть, например, в случае испытания северокорейской баллистической ракеты большой дальности или инцидентов на Ближнем Востоке, вроде налета дронов на саудовскую нефтяную инфраструктуру. Однако вряд ли у КНДР или Ирана в нынешней ситуации хватит решимости играть на обострение, а Трамп может вести себя осторожно, чтобы их не спровоцировать.

Возможные сделки

Умеренность, однако, не означает пассивности, особенно если учитывать стремление президента США утверждать собственную точку зрения в спорах с оппонентами. Два внутриполитических успеха за год: отсутствие обвинительного заключения со стороны спецпрокурора Мюллера и вероятный провал попытки оппонентов из Демократической партии сместить Трампа с поста президента — скорее всего, подтолкнут американского лидера к дальнейшим инновациям во внешней политике.

Трамп уже посылает позитивные сигналы российскому президенту. Например, Белый дом дал резко отрицательное заключение на оживший недавно законопроект DASKA — «санкции из ада». Белый дом не только против немедленного введения дополнительных ограничительных мер в отношении России, но и не поддерживает даже условные санкции, которые вступали бы в силу в случае выдвижения Вашингтоном официальных обвинений России во вмешательстве в выборы 2020 года. Возможно, администрация Трампа предложит Москве варианты сделок-разменов, например, в сфере контроля над вооружениями, отношений России с Китаем, Ираном или Северной Кореей. Москва от них, скорее всего, откажется, поскольку полагает, что позиции США на мировой арене слабеют, так что если просто подождать, то можно заключить соглашение на более выгодных условиях.

Комбинируя давление с призывами к компромиссу, Трамп будет стремиться к договоренностям с теми мировыми лидерами, которые, по его мнению, способны добиваться результата даже в условиях жесткого противодействия оппонентов. К их числу помимо Владимира Путина Трамп, скорее всего, относит саудовского наследного принца Мохаммеда бин Салмана, премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона, а также, вероятно, председателя КНР Си Цзиньпина и даже северокорейского лидера. Правда, построить из такой разнообразной группы коалицию ему вряд ли удастся, а поодиночке эти лидеры от предложений Вашингтона, вероятно, откажутся, поскольку существенно ограничивать свободу действий США Трамп не намерен. Традиционные же союзники Америки в Европе и Азии продолжат метаться между поиском ответов на односторонние действия Белого дома вроде санкций против «Северного потока-2», с одной стороны, поддержанием взаимопонимания с Вашингтоном по базовым проблемам безопасности — с другой, и экономическим сотрудничеством с самой динамичной развитой экономикой мира — с третьей.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Об авторах

Михаил Троицкий,
политолог, специалист по международным отношениям
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

Теги:

мнение, Дональд Трамп, международные отношения, импичмент, Китай …, Владимир Путин

Источник: rbc.ru