Сегодня уже никого не удивляют операции по пересадке донорского и даже механического сердца, уникальные методы диагностики в режиме 3D и 4D и тем более малоинвазивная хирургия сердца… Но что дальше? Ясно, что прогресс на этом не остановится. Чего ждать в будущем от самой эмоционально затратной и, пожалуй, самой ответственной области медицины — сердечно-сосудистой хирургии? Какие новые технологии спасают сегодня человеческое сердце? Об этом и не только — в интервью «МК» легендарного кардиохирурга, кому подвластны операции на сердце любой сложности, директора НМИЦ ССХ им. А.Н.Бакулева Минздрава России академика РАН Лео БОКЕРИИ.

фото: Наталия Губернаторова

Акцент — на новые технологии

— Лео Антонович, на днях в Москве будет проходить XXV (юбилейный) Всероссийский съезд сердечно-сосудистых хирургов. Вы сами оперируете уже не один десяток лет. Что самое сложное сегодня в области сердечно-сосудистой хирургии?

— Нельзя сравнивать хирургию сегодняшнюю и 25-летней давности. Это очевидно. Сегодня сердечно-сосудистая хирургия лечит абсолютно все сердечные болезни. Даже в том случае, если сердце пациента абсолютно изношено, его можно заменить на донорское. А если в это время нет донорского, то можно поставить механическое сердце, которое эффективно работает от 2 до 5 лет. После его можно заменить на новое механическое или пересадить человеку донорское сердце. Все это стало возможным не только благодаря совершенствованию хирургической техники, но и благодаря тому, что хирурги получили в свои руки потрясающие методы диагностики в режиме 3D и 4D. То есть, не открывая грудную клетку, хирург знает о каждой линии в сердце, о каждом сосудике и т.д. Это первое.

И второе: конечно, современная техника позволяет внутри операционного поля видеть все очень хорошо, так как есть специальные приспособления, увеличивающие те места, где нельзя ошибиться, нельзя отступить даже на миллиметр, чтобы не создать блокаду сердца и не пережать сосуды. На базе сердечно-сосудистой хирургии родились т.н. инвазивные методы лечения — в частности, замена клапанов, стентирование коронарных сосудов и т.д. А базой для этого послужила сердечно-сосудистая хирургия. И процесс продолжается.

— Новинки диагностики в режиме 3D и 4D, которые вы сейчас назвали, наверное, за пределами понимания обывателя, не знакомого с тонкостями хирургии. Но прогресс не остановить. Что нового ждете в ближайшем будущем в плане развития уже существующих технологий?

— Ждем, что будет создано долгосрочное механическое сердце, которое станет работать десятки лет, что очень важно для больных. Над этим специалисты работают. Есть статистика, правда, не наша, американская: в США сердечной недостаточностью страдают 500 тысяч человек. Абсолютное большинство людей в конце концов умирает от сердечной недостаточности, даже многие пациенты с онкопатологией.

Поэтому сегодня все усилия направлены на то, чтобы создать такое устройство, которое будет спасать человека от сердечной недостаточности. Сегодня уже есть такое устройство — это механическое сердце. По размеру это маленькая батарейка А3, но с ее помощью перекачивается 2,5 литра крови в минуту. Что это значит? Есть, например, левый желудочек, который плохо сокращается, и часть крови к нему не приходит. Кровь уходит в этот аппаратик, который и перекачивает кровь в аорту. Таким образом, разгружается левый желудочек, и человек оживает, начинает себя чувствовать хорошо, у него проходит одышка и т.д.

Поскольку таких больных очень много (это массовое явление), и пока никаких признаков того, что в скором будущем удастся решить проблему сердечной недостаточности, данное направление сегодня считается очень важным. И лично я жду ее решения, потому что представляю, как все работает. Но пока мы выполняем эту работу с помощью больших устройств. А дальше все будет зависеть не от врачей, а от людей, которые сумеют их создать.

— А где производят эти механические сердца?

— В России они производились в Зеленограде, но это были достаточно большие устройства, а я говорю о мини-устройствах. Сегодня маленькие механические сердца производятся не в России.

Неонатальная хирургия — из области фантастики

— Лео Антонович, на вашем трехдневном съезде будет рассматриваться и неонатальная хирургия. Операции на сосудах сердца новорожденных лично для меня — это что-то из области фантастики. Не представляю, как можно на сосудах сердечка, которое по размеру с кулачок младенца, еще что-то сшивать, выполнять другие хирургические манипуляции. Но вы, насколько мне известно, это умеете делать филигранно. Такие операции на потоке?

— Да, только за один год в центре мы оперируем больше 1600 детей до года. Из них порядка 400 — новорожденные. Сегодня благодаря тому, что в России построено много перинатальных центров, диагноз «врожденный порок сердца» можно ставить на 15-й неделе беременности где-то в 50 процентах случаев. А на 22-й неделе можно точно сказать, какой будет порок. Если это порок сердца, угрожающий для ребенка, то рожать маме мы рекомендуем в Центре акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И.Кулакова. И уже оттуда забираем новорожденных на операции.

— Больше ли сегодня детей с пороками сердца или патологию стали чаще выявлять?

— Конечно, заболевание стали чаще выявлять благодаря диагностике: перинатальные центры появились по всей стране. Хотя не все мамочки, будучи беременными, обследуют плод. А это надо делать всем. Ведь кроме врожденного порока сердца у детей есть и другие врожденные аномалии. И чтобы ребенок родился нормальным, будущей маме надо соответствующим образом подготовиться к этому.

— Думаю, у вас было немало сложнейших операционных случаев. Есть ли такой, о котором хотелось бы рассказать своим последователям, ученикам. Наверное, у вас немало учеников.

— Процесс этот постоянный. Наш центр существует с 1956 года. За это время сменилось несколько поколений врачей. Работаю уже с третьим поколением хирургов, в том числе и со своими учениками. Но есть специалисты, которые начинали при кардиохирурге Владимире Бураковском. После выросло целое поколение кардиохирургов. Трудятся они не только в Москве — по всей России есть такие специалисты. В регионах сегодня работает 114 клиник сердечно-сосудистых хирургов, которые делают операции на открытом сердце.

Александра Зиновьева

Заголовок в газете: Через тернии — к сердцу

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28120 от 8 ноября 2019

Тэги: Медицина,
Дети ,
Клиники
  

Организации: Министерство здравоохранения
  

Места: Россия,
США
  

Источник: mk.ru